журнал о деятельности национальных учреждений по правам человека
Деятельность омбудсманов
Справочная информация
Исследования
Правозащитный дайджест

Ссылки на сайты Уполномоченных
Объявления
Уполномоченные по правам детей в России: система или вертикаль власти Павла Астахова?

Павел Астахов поручает (фото из архива ИТАР-ТАСС)

Должность Уполномоченного при Президенте России по правам ребенка была учреждена Указом Главы государства от 9 сентября 2009 года в целях обеспечения эффективной защиты прав и интересов ребенка в стране.

Первым президентским защитником прав детей стал Алексей Головань, бывший омбудсман московских детей, должность которого к тому времени, по непонятной для многих причине, была упразднена Московской городской Думой.

Согласно вышеназванному Указу Президента России, Уполномоченный по правам ребенка назначается на должность и освобождается от нее Президентом Российской Федерации. Для выполнения своих правозащитных обязанностей омбудсман наделен широкими полномочиями. В частности, он имеет право:

  • запрашивать и получать в установленном порядке необходимые сведения, документы и материалы от федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, организаций и должностных лиц;
  • беспрепятственно посещать федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, организации;
  • проводить самостоятельно или совместно с уполномоченными государственными органами и должностными лицами проверку деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, а также должностных лиц, получать от них соответствующие разъяснения;
  • направлять в федеральные органы исполнительной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления и должностным лицам, в решениях или действиях (бездействии) которых он усматривает нарушение прав и интересов ребенка, свое заключение, содержащее рекомендации относительно возможных и необходимых мер восстановления указанных прав и интересов;
  • привлекать в установленном порядке для осуществления экспертных и научно-аналитических работ, касающихся защиты прав ребенка, научные и иные организации, а также ученых и специалистов, в том числе на договорной основе.

Все эти нормы, по сути дела, взяты из Федерального конституционного закона «Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации». Федеральный Уполномоченный по правам человека наделен законом также правом «поручать компетентным государственным учреждениям проведение экспертных исследований и подготовку заключений по вопросам, подлежащим выяснению в ходе рассмотрения жалобы». Кроме того, ему разрешено «знакомиться с уголовными, гражданскими делами и делами об административных правонарушениях, решениями (приговорами) которые вступили в законную силу, а также прекращенными производством делами и материалами, по которым отказано в возбуждении уголовных дел».

Таких прав нет у Уполномоченного при Президенте по правам ребенка. Но, Указ, который регламентировал деятельность детского омбудсмана, в самом конце содержал еще один пункт: «Рекомендовать органам государственной власти субъектов Российской Федерации учредить должность уполномоченного по правам ребенка».

Следует отметить, что в конце 1990-х годов, когда принимался Федеральный конституционный закон «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации», по настоянию субъектов РФ право учреждения должности омбудсмана в субъектах было закреплено за самими субъектами, по их желанию. По этой причине указанный нормативный правовой акт был принят лишь с помощью согласительной комиссии. Отсутствие императивной нормы привело к тому, что должность омбудсмана сегодня учреждена не во всех субъектах Федерации. Разумеется, кому-то это нравится, а кому-то — нет.

Неоднократные попытки бывшего федерального омбудсмана Олега Миронова и действующего – Владимира Лукина убедить депутатов внести изменение в действующий Закон и сделать учреждение должности Уполномоченного по правам человека обязательным для всех субъектов, результатов не дали. Но это «издержки» демократии и требование конституции о разделении полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами. На данном этапе развития общества не все субъекты хотят иметь под боком дополнительный контролирующий орган, который лишний раз будет напоминать им о наличии проблем с соблюдением прав человека, о которых они сами прекрасно знают.

На этом фоне вышеназванный пункт в Указе Президента России с рекомендацией о целесообразности создания должности уполномоченного по правам ребенка в субъектах был откровенным «прогрессом», поскольку все понимали, что рекомендация Президента России для ее субъектов — практически то же самое, что рекомендация пленума Верховного Суда РФ для судебной системы. С одной стороны, она носит рекомендательный характер, с другой — поступить по-другому нельзя.

В этой связи показательным является учреждение еще в начале 2000-х годов должности Уполномоченного по правам ребенка в Москве, ее упразднение после девять лет успешной работы и воссоздание спустя несколько месяцев, после появления вышеназванного Указа Президента РФ.

Но надо отметить, что первые уполномоченные по правам ребенка в России появились задолго до президентского указа. В частности, в 1998 году в рамках пилотного проекта Детского фонда ООН ЮНИСЕФ в РФ и Минсоцразвития РФ  должность уполномоченного по правам ребенка была учреждена в Калужской, Волгоградской, Новгородской областях, в городах Санкт-Петербург и Екатеринбург. Далее их примеру последовали новые субъекты, а 29 марта 2005 года между детскими омбудсменами было подписано соглашение о сотрудничестве и создании Ассоциации Уполномоченных по правам ребенка в субъектах РФ. Председателем новой общественной организации был избран Уполномоченный по правам ребенка в Москве Алексй Головань.

К концу 2009 года в Ассоциацию детских омбудсманов уже входили представители почти двадцати субъектов России.

Сами детские омбудсмены работавщие в регионах уже несколько лет, рассчитывали, что с появление должности уполномоченного по правам ребенка при президенте РФ повысит их статус.

На фоне достаточно успешного развития института детских омбудсманов в России полной неожиданностью стало увольнение с должности Алексея Голованя, по сообщению СМИ, «по собственному желанию».

Указом Президента России № 1518 от 30 декабря 2010 года № 1518 новым Уполномоченным при Президенте по правам ребенка был назначен адвокат Павел Астахов.

– Никаких революций не будет. Мой предшественник – профессионал с большим опытом работы по защите прав ребенка. Я не работал с детьми, хотя шестнадцать лет занимался семейным правом, поэтому смотрю на проблему несколько с другой позиции, – признался новоиспеченный омбудсман «Российской газете».

Спустя месяц после назначения на должность на встрече с Президентом России Уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов начал свой разговор словами: «Прежде всего, Дмитрий Анатольевич, хотел поблагодарить Вас за доверие, которое мне оказано. У меня еще не было возможности сделать это лично, официально. За этот месяц, который уже прошел в новой должности, к сожалению, чаще всего приоритетом в нашей работе оказывается просто спасение ребенка. Хотелось бы, конечно, сосредоточиться на других направлениях, их очень много. Воспитание ответственной семьи, которая, я считаю, должна быть одним из главных приоритетов государства. У нас часто дети, подростки вырастают и даже не понимают, что такое ответственный подход к созданию семьи, воспитанию детей в своей семье. Потому что многие сами этого не видели, к сожалению». Далее, по словам омбудсмана, он сосредоточится на том, чтобы, во-первых, выполнить поручение Президента, которое было «в указе однозначно сформулировано до конца года создать региональных уполномоченных по всей стране». Детский омбудсман продолжил свое выступление рассказом о предыстории института уполномоченного по правам ребенка в России, полагая, возможно, что делает открытие для Президента.

– Наверное, это так, – прервал долгий монолог недавно назначенного на должность им же омбудсмана и добавил: «Единственное, от чего я хотел бы Вас предостеречь, нам нет необходимости формировать бюрократическую систему уполномоченных, которая была бы в виде пресловутой «вертикали». Но если это будут именно боеспособные и самостоятельные люди, которые без оглядки на местные власти и строго в рамках законодательства будут отстаивать интересы ребенка и семьи в широком смысле этого слова, то это будет хорошо».

– Я как раз на таких людей и хочу опираться в работе, – ответил омбудсман Астахов, – потому что мне бюрократизм чужд абсолютно в силу прошлой моей профессии.

По прежней работе Павел Астахов адвокат, а для широкой аудитории — судья телевизионного формата на RenTV (ведущий программы «Час суда»). Практиковался в этом качестве, как свидетельствуют открытые источники, с 1994 года: после окончании Высшей школы КГБ СССР и вступления в Московскую городскую коллегию адвокатов. Позже учился также в школе права Питтсбургского университета. Защитил ученую степень доктора юридических наук. Награждался знаком «Почетный адвокат России». И еще, в конце 2007 года Павел Астахов стал одним из соучредителей общественного движения «За Путина». Движение требовало от В.Путина остаться на посту Президента России, хотя это противоречило Конституции РФ.

Адвокат Астахов известен в юридических кругах благодаря своему участию в целом ряде громких судебных процессов. По данным разных изданий, он защищал, в частности, американца Эдмонда Поупа, обвиняемого в шпионаже; бывшего главу холдинга «Медиа-Мост» Владимира Гусинского; режиссера Алексея Учителя, бывшего мэра города Волгограда Евгения Ищенко, бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова, издательский дом «Коммерсантъ», председателя Счетной палаты России Сергея Степашина, музыканта Владимира Спивакова и других.

Кроме того, Павел Астахов является автором ряда книг по юридическим вопросам (в частности, выходивших в серии «Юридическая помощь с вершины адвокатского профессионализма»), а также романа «Рейдер», опубликованного в 2007 году.

В начале апреля 2011 года, то есть спустя год и четыре месяца работы в должности главного детского омбудсмана страны Павел Астахов вновь получил аудиенцию у Президента России и передал ему отчет «О соблюдении прав и законных интересов детей в Российской Федерации» за минувший 2010 год. Текст, к слову сказать, пока так и не доступен широкой общественности. Как стало известно из рассказа самого Павла Астахова «Российской газете», отчет представляет собой достаточно весомый документ: 300 страниц в первом томе, еще 150 страниц таблиц во втором, а третий том – фотоальбом.

– Статистику собирали сами, вручную, сами выверяли, — признался газете Павел Астахов. – Те цифры, которые у нас, уникальны, многих еще нет ни в Минобре, ни в Минздраве, ни в Прокуратуре.

— Фотографии для наглядности, — говорит омбудсман Астахов. — Для того, чтобы показать как живут дети в детдомах, воспитательных колониях, домах ребенка, в других детских учреждениях. За время пребывания в должности омбудсман Астахов побывал, по его словам, в 712 таких учреждениях, расположенных в 50 регионах России.

Чтобы не быть голословным, детский омбудсман Президента России приводит цифры, свидетельствующие о положительных и отрицательных изменениях, произошедших в стране в сфере соблюдения прав детей. В частности, по его словам, на 26,2 процента по сравнению с 2007 годом сократилось число детей, ежегодно пополняющих армию сирот. За прошлый год прибавилось 101 тысяча 17 человек «новых» (в 2007 году – 136 тысяч 790 человек). Впрочем, это может быть последствием общего демографического кризиса.

— На 53,1 процента детей меньше направлено жить в сиротские интернаты. Домов детской скорби вообще стало меньше. Например, в Перми их количество уменьшилось с 51 до 15, — говорит омбудсман. Но почему в качестве точки отсчета берется 2007 год, когда он сам работает в должности омбудсмана всего один год, непонятно. Может для того, чтобы динамика выглядела нагляднее?

По данным омбудсмана, на 8,7 процента снизилось общее количество преступлений в отношении детей. Хотя, признается, что в численном выражении таких по-прежнему много – 97 тысяч 159. Зато подготовлен полный пакет документов для создания Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям, цель которого – профессиональная реабилитация несовершеннолетних жертв насилия.

В качестве негативных тенденций омбудсман выделяет нехватку жилья для детей-сирот. По его словам, в очереди на получение законной жилплощади стоит уже более 100 тысяч человек. Кроме того, говорит омбудсман, продолжился устойчивый рост преступлений сексуального характера, жертвы которых – дети и подростки. Таких зафиксировано более 9,5 тысяч, причем по некоторым составам число преступлений за год увеличилось почти вдвое.

По-прежнему плохо обстоит дело с устройством в семьи детей-сирот с ограниченными возможностями, — говорит омбудсман. В прошлом году в 148 стационарных учреждениях социального обслуживания детей-инвалидов содержалось 21 тысяча 823 ребенка. Остается тревожной ситуация с детским и подростковым суицидом: в год кончают самоубийством 1800 несовершеннолетних.

Трудно сказать, насколько повлияла деятельность лично службы Павла Астахова на улучшение общей ситуации с правами детей в стране, но некоторые факты остаются неоспоримыми: пользуясь своим статусом президентского чиновника, за год ему удалось добиться того, что сегодня Уполномоченные по правам ребенка функционируют в большинстве субъектов Российской Федерации. Разумеется, большое значение в этом процессе имел упомянутый выше Указ Президента РФ с рекомендацией о целесообразности учреждения должности уполномоченного по правам ребенка в субъектах России. Многие субъекты об этом прямо указывают непосредственно в приамбуле своих законов об уполномоченном по правам ребенка. Но не последнюю роль в этом процессе играла и личность Павла Астахова, его умение настойчиво продвигаться к намеченной цели.

Вместе с тем так и не была выработана единая правовая позиция по институализации, выдвижению и назначению кандидатур на должность детских омбудсманов в регионах. Поэтому, в одних случаях, детский омбудсман входит в состав аппарата Уполномоченного по правам человека в субъекте, в других — является структурой аппарата администрации субъекта, в третих – функционирует на независимой основе. Исходя из этого происходит также их назначение на должность. В основном назначение на должность уполномоченного по правам ребенка осуществляется депутатами по своему усмотрению или по предложению главы региона, как и в случае с назначением на должность уполномоченного по правам человека в субъекте РФ. Но, если омбудсман входит в структуру администрации, то, соответственно,  право его назначения на должность принадлежит исключительно главе региона.

Между тем, как показывает практика функционирования института омбудсмана в других странах, эффективнее всего свои функции может выполнять лишь независимый от кого либо омбудсман, как по правам взрослых, так и по правам детей. При этом под независимостью понимается не просто отсутствие подотчетности перед так называемым «начальником», а свобода думать, говорить и действовать так, как омбудсман считает нужным, без оглядки на высшие должностные лица и партии, «благодаря» которым омбудсман занял свою должность. К сожалению, произошедшие в Санкт-Петербурге и Ненецком автономном округе прецеденты с освобождением от должности назначенных на определенный срок омбудсманов по надуманным предлогам показали, что в России понятия «свобода» и «независимость» для омбудсмана носят пока что условный характер.

Выступая на очередном съезде детских омбудсманов страны, который проходил в городе Тюмени 23-24 марта 2011 года, Павел Астахов заявил: «Созданный Указом Президента России институт Уполномоченного по правам ребенка полностью оправдал свое назначение и доказал эффективность. Уполномоченные по правам ребенка в 68 регионах активно стоят на страже интересов семьи и ребенка. Они служат мостом между государством и обществом». Наверное, на тот момент каждый из более чем шестидесяти уполномоченных, присутствующих в зале, почувствовал свою важность, при этом отчетливо понимая, что для соблюдения прав детей в стране, где отсутствует правовая культура, мало что зависит от омбудсмана.

Тем не менее, по словам омбудсмана П. Астахова: «Те регионы, в которых не выполняются рекомендации Президента России, в ближайшее время будут тщательно проверены «Детским спецназом». То есть, тщательной проверке будут подвергаться Республики Тыва, Адыгея, Хакасия, Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкесская Республика, а также Еврейская автономная область, Камчатский и Забайкальский края, Липецкая, Костромская и Рязанская области, в которых на тот момент отсутствовал уполномоченный по правам ребенка. А как же? Провинились — отвечайте. Только вот, что такое «Детский спецназ» и какой у него правовой статус? — великая тайна. Почему-то в российском законодательстве отсутствует соответствующое понятие. Полагаю, что нет его и в локальных документах президентского омбудсмана. По моим наблюдениям, в состав «Детского спецназа» Павла Астахова входят его немногочисленные помощники. Но, как говорят в народе: «Мал, да удал!», а еще «Как назовешь корабль, так он и поплывет».

На самом деле, если без иронии, то отсутствие должности уполномоченного по правам ребенка безусловно ставит защиту прав детей в указанных регионах в неравные условия с точки зрения наличия механизмов их защиты. Но с другой стороны, как мерить эффективность и наличие зависимости между отсутствием должности омбудсмана и увеличением или снижением количества нарушений прав человека? Да никак.

Тем более сейчас, когда Уполномоченный при Президенте по правам ребенка Павел Астахов претворяя в жизнь, якобы, Указ Главы государства, не замечает, что отнимает у уполномоченных по правам ребенка в субъектах самое ценное и значимое, что у них имеется – независимость. В том числе от самого Павла Астахова.

Создалась любопытная ситуация: уполномоченные по правам ребенка в субъектах, деятельность которых регулируется региональными законами, организационно выполняют задания Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка, деятельность которого законодательно даже не регламентирована. Единственный нормативный акт, который определяет правовое положение детского омбудсмана страны, это Указ Президента РФ о его назначении на должность от 30 декабря 2009 года.

Тем временем, сайт Уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ изобилует информационными сообщениями о выполнении региональными уполномоченными по правам ребенка поручений Павла Астахова: «Павел Астахов поручил», «Павел Астахов дал задание», «Омбудсман доложил Павлу Астахову» и т. д. По сути дела, вместо системы омбудсманов по правам детей, в стране сформирована настоящая вертикаль детских омбудсманов — от чего, если помните, предостерегал своего омбудсмана Президент Медведев.

И даже установленная на сайте омбудсмана электронная форма приема заявлений, которая предусмотрительно называется «Обращение к Уполномоченному», а не Уполномоченному при Президенте РФ, устроена так, чтобы уполномоченные по правам ребенка в субъектах выполняли поручения президентского омбудсмана. Дело в том, что граждане, обращаясь к Павлу Астахову посредством электронной регистрации заявлений, размещенных на его сайте, обязаны заполнять строчку с указанием своего региона. Но, выполняя эту процедуру, заявление уходит не ему, а в автоматическом режиме перенаправляется к уполномоченному в субъекте, указанному в заявлении гражданина. При этом в электронной форме есть предупреждение, пункт 6 которого запутанно гласит: «Письменное обращение, из которого следует, что права и законные интересы несовершеннолотнего нарушаются в субъекте Российской Федерации, где есть Уполномоченный по правам ребенка и в случае отсутствия докзательств, подтверждающих работу по обращению Уполномоченного по правам ребенка в субъекте РФ, направляется в адрес Уполномоченного по правам ребенка в субъекте РФ». То есть Уполномоченный при Президенте по правам человека принимает заявления от граждан в том случае, если они уже обращались к уполномоченному по правам ребенка в своем регионе. Так действует судебная система, когда гражданин обязан сначала обращаться в нижестоящий суд, затем, в случае несогласия с его решением, в вышестоящий. Между тем, согласно пункту 3 статьи 16 Федерального конституционного закона «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации», подача жалобы Уполномоченному по правам человека в субъекте Российской Федерации не является основанием для отказа в принятии аналогичной жалобы к рассмотрению Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации.

Читая на сайте Уполномоченного по правам ребенка сообщения, в которых акцент делается не на выполнение детскими омбудсманами своих прямых обязанностей по защите прав ребенка в своем регионе, а на выполнение так называемых поручений Уполномоченного при Президенте по правам ребенка, невольно думаешь, что омбудсманы с психологией «прислуживаться» вряд ли могут обеспечивать гарантию соблюдения прав ребенка в своих регионах. А ведь в этом заключается его функция. Разумеется, что ошущение приближенности к президентской администрации устраивает даже кого-то из детских омбудсманов в регионах, хотя это противоречит духу омбудсманства. Например, в «Докладе о положении с правами человека в Астраханской области в 2010 году» Уполномоченный по правам ребенка в Астраханской области Медина Торбина в разделе о правах детей пишет: «По поручению Уполномоченного по правам ребенка при Президенте Российской Федерации П. Астахова Уполномоченным по правам ребенка совместно с прокуратурой Астраханской области и привлечением структур Управления Роспотребнадзора и Упроавления Росздравнадзора Астраханской области проводилась проверка исполнения законодательства по организации места отдыха детей...».

Из этого сообщения следует, что Уполномоченный при Президенте по правам ребенка дает задание не только омбудсману, но и другим органам власти, что, однозначно, противоречит действующему российскому законодательству.

В данном случае детский омбудсман Астраханской области не юрист, и, возможно, не совсем точно представляет себе устройство правовой системы в стране. Но, к сожалению, аналогичные заблуждения свойственны и некоторым омбудсманам, имеющим юридическое образование.

Надо сказать, что и на своих пресс-конференциях Павел Астахов нередко стремится выглядеть «всемогучим» перед журналистами, заявляя как руководство того или иного региона «отчиталось» перед ним. Разумеется, многие представители СМИ не воспринимают его слова за чистую монету (хотя, возможно, у него другое мнение о журналистах). Многие хорошо понимают, что омбудсман Президента, это еще не Президент, чтобы субъекты выполняли его поручения беспрекословно.

Создается ошущение, что система детских омбудсманов, созданная Павлом Астаховым и во главе которой стоит он сам, способствует не укреплению авторитета института детских омбудсманов в стране, а возвышает медийный культ личности президентского омбудсмана. Поэтому в журналистских кругах часто воспринимается его заявление о защите прав очередного ребенка как пиар на самого себя, что, в конечном итоге, является исключительно отрицательным фактом для развития авторитета института уполномоченного по правам ребенка в России.

Сила регионального омбудсмана, независимо от того, чьи права он призван защищать — детей или взрослых — в его независимости, которая закреплена законом. Омбудсман может взаимодействовать с кем угодно, ради эффективной защиты прав человека и выполнения своих функций. Но ему никто не имеет право «поручать», тем более, приказывать, как не странно, даже Президент страны, не говоря уже о его Уполномоченном по правам ребенка. Так принято в гражданском обществе. Уполномоченного могут уважительно «просить», в том числе Уполномоченный при Президенте России по правам ребенка, если ему нужна помощь от регионального омбудсмана. Впрочем, как и наоборот, каждый уполномоченный по правам ребенка в субъекте вправе обращаться к Уполномоченному при Президенте по правам ребенка за консультацией. В остальном детские омбудсманы свободны от какого-либо диктата так называемых «вышестоящих» организаций. Взаимодействие между ними носит горизонтальный, а не вертикальный характер.

Омбудсман, это, пожалуй, единственный государственный орган, у которого просто не должно быть вышестоящей организации. Покажется абсурдным, но даже губернаторский омбудсман должен быть независим и неподотчетным в своей деятельности. В этом заключается суть института омбудсмана. Он вправе делать свою каждодневную работу так, как знает и умеет в рамках своих функций и должностных обязанностей.

Не должно создаваться впечатление, что омбудсманы в регионах способны выполнять свои обязанности, установленные для них законом, лишь по поручению Уполномоченного при Президенте РФ. Но сегодня это так. При том, что каждому из них еженедельно приходится рассмотривать множество обращений и жалоб. Но  самые резонансные из них делает достоянием СМИ почему то Уполномоченный при Президенте по правам ребенка Павел Астахов.

Большинство региональных уполномоченных по правам детей откровенно игнорирует, в частности, запросы «Евро-омбудсмана», связанные с их работой, в том числе по резонансным нарушениям прав ребенка, нарушая тем самим Закон РФ о СМИ.

Я не знаю, как выглядит стилистика переписки между Уполномоченным при Президенте по правам ребенка и уполномоченным по правам ребенка в регионах, но стилистика сообщений, размещаемых на информационном сайте президентского омбудсмана свидетельствуют о чувстве превосходства омбудсмана П.Астахова над своими коллегами.

Приведу несколько сообщений, опубликованных на указанном сайте:

— 24.04.2011. Сегодня Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка провел совещание по итогам визита в Псковскую область с представителями администрации региона. Павел Астахов поставил региону оценку «хорошо с минусом»;

— 24.04.2011. Павел Астахов поручил Уполномоченному по правам ребенка в Удмуртской Республике Ольге Авдеевой тщательно разобраться в ситуации, сложившейся вокруг ижевской школы для инвалидов №1;

— 22.04.2011. Павел Астахов поручил всем региональным Уполномоченным по правам ребенка проверить детские больницы на предмет безопасности;

— 11.04.2011. Павел Астахов поручил Уполномоченному по правам ребенка в Ростовской области Ирине Черкасовой провести собственное расследование ЧП в школе-интернате города Цимлянска, где трое воспитанников отравились неизвестным веществом.

— 09.03.2011. Павел Астахов поручил Уполномоченному по правам ребенка в Саратовской области принять меры по обеспечению безопасности детей на улицах.

И этот список можно продолжить. За истекшее время накопился большой объем таких сообщений.

В качестве послесловия на заметку региональным детским омбудсманам, делающим свою работу с чистого листа, отмечу: давно установлено, что защищать права человека может только свободный и независимый человек. Одним словом – личность. Только личность пользуется авторитетом, в том числе среди тех, кто ее не приемлет. Только личность может  эффективно и без лишней помпезности отстоять права и свободы человека. Только профессионалный правозащитник не боится высказать свое мнение по актуальным проблемам прав человека, донеся его до сведения общественности, в том числе через СМИ. Сила омбудсмана в его информационной открытости.

Не умаляя профессиональные достоинства Уполномоченного при Президенте по правам ребенка Павла Астахова, который, бесспорно, заслуживает уважения за свои поступки как защитник прав детей, особенно на международном уровне, и умением привлечь к этому СМИ, он является равноправным партнером, а не надзирателем или работодателем для региональных омбудсманов. У каждого омбудсмана свой участок работы. При вступлении в должность большинство из уполномоченных произносят присягу руководствоваться законом, справедливостью и голосом совести. Это единственное руководство к действию для омбудсманов. Лишь таким образом можно приобрести авторитет в обществе и эффективно выполнять свою миссию по защите прав человека.

Полагаю, что основываясь на российском законодательстве, каждый омбудсман в состоянии делать собственный вывод о своем месте и роли в становлении института уполномоченного по правам человека в России и ее субъектах — для эффективного выполнения ими своих функций по способствованию уважению, соблюдению и защите прав человека в стране.


Последние новости
По поручению омбудсмена Тамбовской области , в ситуации в интернате разобрался руководитель его аппарата
Запрос Уполномоченному по правам человека в Тамбовской области В.В. Репину
Татьяна Москалькова и Элла Памфилова подписали соглашение о взаимодействии в период подготовки и проведения избирательных кампаний
Уполномоченный по правам ребенка в Республике Крым Клюева Ирина Дмитриевна Назначена на должность 22 сентября... Read More »
Уполномоченный по правам ребёнка в Еврейском автономном округе Зайцева Ольга Ивановна Дата назначения на должность: 25 января... Read More »
Уполномоченного по правам ребенка в Забайкальском крае Катанаев Иван Иванович Дата назначения на должность: Май 2016... Read More »
Не согласные с возможной отставкой своего «шефа», уполномоченные по правам ребенка из 77 регионов России распространили открытое письмо Президенту России Владимиру Путину.
Год назад, в Международный день защиты детей , 1 июня, Оксана Старшова посещала в «Парк-отель «Сямозеро» в связи с жалобой граждан.
Уполномоченный по правам ребенка в Саратовской области Татьяна Загородняя снова напомнила о своей акции
Строительную площадку жилого комплекса «Кольцовский» в Екатеринбурге, где собирались провести свою акцию обманутые участники долевого строительства, постелила Уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова