журнал о правах человека и деятельности национальных учреждений по их защите
Деятельность омбудсманов
Справочная информация
Исследования
Правозащитный дайджест


Ссылки на сайты Уполномоченных
Томас Хаммарберг: Чрезмерное использование предварительного заключения идет вразрез с правами человека

В настоящее время двадцать пять процентов всех заключенных в Европе, содержатся под стражей – в «следственных изоляторах». Эти люди еще вообще не предстали перед судом или ожидают пересмотра предыдущего приговора. Поскольку их вина не установлена, в принципе они считаются невиновными.

Единственное обоснование для помещения их под стражу может состоять в том, чтобы обеспечить эффективное расследование дела – собрать все имеющиеся доказательства, предупредить сговор и давление на свидетелей – или обеспечить, чтобы эти лица не скрылись из-под следствия.

И здесь возникает очевидная дилемма, относящаяся к сфере прав человека. Исходя из вышесказанного, предварительное заключение под стражу должно рассматриваться как мера исключительного характера. Она должна применяться только в том случае, когда все другие варианты рассматриваются как недостаточные. В соответствии с Европейской конвенцией о защите прав человека продолжительное предварительное заключение должно регулярно пересматриваться и быть оправданным лишь в исключительных обстоятельствах (статья 5).

Систематическое и малооправданное использование

Однако в реальности предварительное заключение используется почти систематически в целом ряде европейских стран. Это создает такую ситуацию, в которой почти один из четырех заключенных в Европе находится в предварительном заключении – то есть до окончательного вынесения приговора. И это лишь средняя оценка; эти цифры значительно различаются между странами – от 11% в Чешской Республике до 42% в Италии.

Решение о предварительном заключении должно выноситься судебным органом после критической оценки абсолютной необходимости в нем – и при этом должны излагаться соответствующие основания. Однако Европейский суд по правам человека установил, например, что судебные решения в Турции не содержали достаточной информации в отношении оснований, оправдывающих предварительное заключение.

В этом случае суды применяли лишь идентичные, стереотипные формулировки – такие как «учитывая характер правонарушения, наличие свидетельств и содержание дела». В Грузии решения о предварительном заключении, как правило, также не содержат индивидуализированных аргументов, основанных на обстоятельствах каждого отдельного дела.

Чрезмерно длительные сроки предварительного заключения

Вызывает озабоченность и продолжительность предварительного заключения. В некоторых государствах юридически не установлен максимальный срок такого содержания под стражей. В других подозреваемых разрешается держать в предварительном заключении в течение слишком длительного периода времени, вплоть до четырех лет.

В результате этого, человек может провести многие годы в тюрьме, так и не представ перед судом, а потом может быть даже признан невиновным. Примеры дел, которые рассматривались в Страсбургском суде, свидетельствуют о том, что предварительное заключение продолжалось от четырех до шести лет, и это не является чем-то уникальным.

Я сам являлся непосредственным свидетелем того, что условия в следственных изоляторах во многих случаях не отвечают минимальным стандартам. В целом наблюдается перенаселенность камер и не соблюдается даже такое основное правило, чтобы лица под следствием содержались отдельно от уже осужденных лиц. Положение этих лиц, находящихся под стражей, усугубляется и неопределенной продолжительностью их заключения, и неясностью в отношении исхода рассмотрения их дел.

Серьезные последствия

Для указанных лиц существуют и другие серьезные последствия. В недавно проведенном исследовании подчеркивались социально-экономические последствия предварительного заключения: находящиеся во временном содержании лица могут потерять свою работу, быть вынужденными продать свое имущество или быть выселенными из своих домов. И даже если, в конце концов, такое лицо будет признано невиновным, сам факт того, что он или она находились в тюрьме, как правило, приводит к остракизму в их отношении.

Просто удивительно, что правительства не делают больше для того, чтобы предупредить возникновение таких проблем, несмотря на то, что тюремная система во многих европейских странах является одновременно и дорогостоящей, и испытывает чрезмерные нагрузки. Существуют более гуманные и эффективные альтернативы по сравнению с предварительным заключением, которые подходили бы во многих случаях. Слишком мало используются меры надзора, не связанные с помещением под стражу, такие как домашний арест или освобождение под залог.

Предварительное заключение должно использоваться лишь тогда, когда это абсолютно необходимо

Для поощрения обсуждения минимальных стандартов в этой области Европейская комиссия опубликовала недавно так называемую Зеленую книгу. Этот процесс включает подробный обзор альтернативных мер, помимо предварительного заключения, и призван поощрять использование таких мер и положить конец чрезмерно продолжительным срокам предварительного заключения.

В данной дискуссии можно было бы использовать стандарты, разработанные Комитетом министров Совета Европы. В своей Рекомендации (2006) 13 об использовании предварительного заключения, Комитет министров подчеркивает важность таких принципов, как презумпция невиновности, так и предпочтение в отношении того, чтобы оставлять подозреваемых на свободе. Поэтому предварительное заключение лиц, подозреваемых в совершении правонарушения, должно стать скорее исключением, чем нормой.

Томас Хаммарберг

 

 


Последние новости
Из Беларуси продолжают поступать сообщения о репрессиях
Биография Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Чувашской Республике
На мероприятии по вопросам свободы прессы и свободы выражения мнений в Женеве Верховный комиссар по правам человека Мишель Бачелет выступила с заявлением о нарушениях прав журналистов
Российские власти обязаны провести полноценное расследование и установить, кто несет ответственность за отравление оппозиционера Алексея Навльного.
В Санкт-Петербурге проходят траурные мероприятия.
При этом нарушением прав она назвала огласку юристами и родителями ситуации 14-летней девочки.
Константин Домогатский решением Орловского областного Совета народных депутатов назначен на должность Уполномоченного по правам ребёнка... Read More »
Джамбулат Оздоев после десяти лет работы в качестве государственого правозащитника, занял пост исполняющего обязанности руководителя администрации главы региона