журнал о правах человека и деятельности национальных учреждений по их защите
Деятельность омбудсманов
Справочная информация
Исследования
Правозащитный дайджест


Ссылки на сайты Уполномоченных
И кого он больше всего раздражает, этот хиджаб?

В обществе снова разгорелся спор о хиджабах. Причиной этому стало слова министра образования России Ольги Васильевой о том, что «хиджабу не место в школе». А что думают по этому поводу Уполномоченный по правам ребенка в россии и ее коллеги в регионах? Их что-то не слышно.

Мне импонирует то, что Ольга Васильева православная христианка, а значит с веротерпимостью у нее все в порядке и гонений на мусульманок, учениц или учительниц, которые все же не подчинятся требованиям светскости школы, не будет.

Здравый смысл необходим во всех требованиях. У нас у православных должно быть за правило – если твое слово кого-то оскорбляет, значит, не такое оно и правильное. Даже если за твоей спиной сотня оголтелых родительниц и учительниц, которые не просят, а требуют выдворить из школы не только хиджабы, не только учебники «Основы православия», а сам дух религиозный выветрить. Оставьте девчонкам голопузое детство, возможность ходить в мини-бикини. Сегодня на уступки пойдешь мусульманам, завтра те начнут предъявлять обществу в целом за внешний вид, за пристрастие к алкоголю. Уж свобода – так свобода!

Разумеется, утрирую, голопузых девок строгие учителя и по нормам светскости воспитывают пристрастно. И, тем не менее, так ли провинился хиджаб? И кого он больше всего раздражает? Соседок целомудренных мусульманок по партам? Учителей физкультуры, заставляющих прыгать всех без исключения через козла?
Спор, разгоревшийся негласно между министром образования Ольгой Васильевой и главой Чечни Рамзаном Кадыровым, открыто воспротивившимся директивам снять с девушек религиозные атрибуты, как запрещенные при нейтралитете, снова всколыхнул общество и расколол. Одни недоумевают близорукости светскости, другие заставляют прогнуться мусульман, а для них хиджаб – не столько обязательное религиозное облачение женщин, сколько возможность спрятать их от посторонних взглядов мужчин. Таково требование уважающего себя верующего человека.

Снять с мусульманок хиджаб равносильно тому, что ввести поголовное требование для православных женщин не носить платка вовсе. Ввести обязательную униформу – брюки.

Судебная практика сплошь и рядом подтверждающая правоту директоров школ – прекратить мириться с хиджабами, проистекает не от мира, не от желания сохранить мир. Настойчивое желание носить хиджаб называют упрямством, своеволием, рекламой конфессии, арабитизацией страны, даже склонностью к экстремизму, последнее, видимо из-за нелицеприятия терроризма в целом. Но почему негатив переносится на ислам в целом?

Слова Васильевой о том, что «хиджабу не место в школе» раззадорили Рамзана Кадырова, который написал, что «платок – не атрибутика, а важная часть одежды мусульманки», а в России Конституцией «каждому гарантируется право выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними». При этом Кадыров указал, что министр «свое личное убеждение навязывает миллионам граждан»: «Мои три дочери учатся в школе, носят хиджаб, имеют отличные оценки. Ольга Васильева требует, чтобы они сняли платки? Девочки этого никогда не сделают. Я должен их забрать из школы и вместе с ними искать место, где позволят девочкам быть мусульманками?

Убежден, что тема платков подбрасывается, чтобы отвлечь внимание общества от реальных проблем школы. Наркомания, пьянство, преступность, систематические посягательства преподавателей на половую неприкосновенность детей... Вот что должно беспокоить всех, кто воюет с хиджабами».

Спустя сутки спикер парламента Чечни Магомед Даудов заявил, что в республике незамедлительно инициируют разработку закона, «при котором наши дети разных национальностей, если того пожелают, будут носить в школах и хиджабы, и крестики, и кипы». Понятно, что речь идет о республиканском уровне. Но и тут есть проблема – сейчас на федеральном уровне регулируется то, как должны быть одеты учащиеся, и одним из признаков школьной одежды является ее светский характер.

Против хиджабов в школах и общественное мнение – как показывает опрос, проведенный полтора года назад «Левада-Центром», 74 процента считают хиджабы недопустимыми, а 18 процентов за – то есть расклад примерно соответствует конфессиональному.

Дискуссия о хиджабах идет уже не первый год, и в этот раз Кремль решил воздержаться от участия в ней. Дмитрий Песков лишь напомнил, что «существовали разные форматы подхода к этой теме»:

«Были и судебные варианты, в Ставропольском крае и Мордовии – тогда были советующие решения Верховного суда. Есть иные варианты, не судебные. Но сейчас мы бы не хотели становиться стороной этого вопроса».

В отличие от Европы, у нас традиционные ценности не в упадке – христианство не вымирает, а возрождается, да и другие религии не в кризисе. А мусульмане у нас являются не пришлыми иностранцами, а коренным населением части регионов страны. И это очень важное отличие – тем более в том случае, если мы идем не европейским путем, а своим. И поэтому то, что неприемлемо или опасно для Европы, вполне может работать у нас.

Так что платочки могут и объединять нас (подход к теме Петра Акопова – один из последних январских номеров «Взгляда») . «Ведь еще несколько десятилетий тому назад абсолютное большинство русских женщин не выходило из дому с непокрытой головой, а в храм православные и сейчас заходят, только убрав волосы под платок».

Война с хиджабами смещает акценты – общество скорее простит своим согражданам вызывающий экстремальный вид, бескультурье и невежество, нежели закутанный с ног до головы вид, без голых коленок. С советских времен сложилось представление о том, что платок (орамал), кимешек, паранджа, чадра или, как сейчас чаще в обиходе, хиджаб, защищающие женщину от посторонних взглядов,— это пережиток патриархального общества, ущемляющего права этих женщин. Однако священные писания и в том числе Коран устанавливают хиджаб (араб. — покрытие, сокрытие) как отличительный признак свободной женщины, которую никто не вправе оскорбить. И в этом смысле платок православный – плат, покров – имеет такое же значение защитить целомудрие, человек подчеркивает внешним видом свою богобоязненность. Это чтоб не клеили атеисты ярлык «демонстрирует». Лучше пусть значится «открыто исповедует», что в соответствии с Конституцией не запрещено.

В принципиальном ношении платка, не важно хиджаба — ответ светскому человеку в частности и секуляризованному обществу. Нормы закона современной Франции относительно ношения хиджаба, надо сказать, куда более гуманны: чего там — штраф в несколько тысяч евро. Никто не морализаторствует. Там мальчики время от времени юбки надевают, чтоб подчеркнуть свою свободу. А вот платок нельзя ни в коем случае. С 16 сентября 2011 г. во Франции вступил в силу запрет на молитвы на улицах; с 2012го матерям нельзя сопровождать детей в школу в хиджабе; с 2012го запрет ношения платка для представителей всех профессий, которые работают с детьми; запретили женщинам платок и на предприятиях, вот как!
Право на ношение платка — это и есть «гражданские права физических лиц по мотивам отношения к религии», как законодательно постарались объяснить дискриминацию верующих французы.

А у нас так ли уж нарушается устав школы, если все-таки примириться с платками и хиджабами? Чисто теоретически не исключаю, что за мусульманами потянуться христиане – прикрывать голые локти и колени. Кощунством кажется не сам факт ношения хиджабов, а устраиваемая мусульманкам травля. Как в поселке Курган-тюбе. Несколько учениц приходили в платке на уроки. Именно приходили, потому что сейчас ходить в школу вместе со всеми они не могут. Хиджаб — нарушение устава школы, которую дети должны посещать только в форме. Директриса встала в позу, добилась судебного решения своей правоты. И что? По мусульманским обычаям, однажды надев хиджаб, женщина не имеет права снимать его на людях. Ситуация патовая — без хиджаба дети в школу ходить не хотят, но и позволить им публично нарушать устав педагоги не могут.

Девочкам предлагали выделить специальное помещение в школьном здании, где они могли бы, придя с улицы, сменить хиджаб на простую косынку, но те отказались — и теперь приходят после уроков. Занимаются индивидуально с преподавателями, добровольно согласившимися на такое неожиданное и неоплачиваемое продление рабочего дня. Абсурд!

Россия не одинока в сведении счетов с религиозностью. В Берлине недавно произошел следующий казус: учительница-мусульманка, получив соответствующий диплом, попыталась устроиться на работу в одну из школ. Во время отбора ей задали вопрос, собирается ли она снимать свой хиджаб (головной платок) во время уроков. Молодая учительница ответила, что не собирается. Чуть погодя чиновники сообщили ей, сейчас сейчас взять ее на работу не представляется возможным. Один в один такое могло бы произойти и в наших школах при самом лютом кадровом голоде.

А если уж вникать в корни понятия «светскости», то она, по сути, представляет собой не только конец безупречности любой религии, но и конец безупречности государства, распространяющего эту светскость на людей.

Cтатья 9 Европейской конвенции о защите прав человека напоминает, что свобода вероисповедания подразумевает право демонстрировать свои убеждения «как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или частным порядком».

Cтатья 10 Декларации о правах человека гласит, что «никто не должен быть притесняем за свои взгляды, даже религиозные, при условии, что их выражение не нарушает общественный порядок». Очевиден абсурд внедряемых директив в масштабах всей страны, дабы урегулировать справедливость «соразмерно целям защиты прав и свобод граждан и сохранения нейтралитета среднего образования», как говорится в решении Европейского суда по правам человека, не поддержавшего хиджабы.

Такие бурные споры и несогласия, расхождения по понятиям лишь накаляют ситуацию, обостряют межнациональные и межрелигиозные разногласия.Лично для меня платок на женщине – то же самое, что и хиджаб — ассоциируется исключительно с чистотой ее, скромностью и хождением под Богом, это далеко не религиозная самоцель. Неужели более актуальной не кажется тема хождения учениц современной школы вообще полуголыми вне стен строгого к дресс-коду учебного заведения?


Последние новости
Уральский Битлз клуб организовал цикл лекций–концертов через кабельное телевидение в исправительных колониях
Армянская сторона предпринимает все усилия, чтобы показать миру реальную картину происходящего в Арцахе (Нагорном Карабахе) и вокруг него
Защитник прав человека в Арцахе  (Нагорном Карабахе) - омбудсмен Артак Бегларян о Совете Европы
Омбудсмен Армении извещает, что азербайджанские военные обезглавили плененного армянского военнослужащего
Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) призвал Азербайджан и Армению прекратить конфликт, который нарушает права гражданского населения. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на пресс-службу страсбургского суда.
Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет выступила с заявлением о нагорно-карабахском конфликте.
Омбудсмен России Татьяна Москолькова обратилась к своим коллегам - омбудсменам Азербайджана и Армении
Омбудсмен Армении и омбудсмен армянонаселенной самопровозглашенной Республики Нагорный Карабах пишут наступлении Азербайджана в направлении Нагорного Карабаха
По инициативе омбудсмена Армении совместно с Советом Европы впервые на территории государства-члена СЕ будет реализована программа в биомедицинской сфере с целью защиты прав человека.