журнал о деятельности национальных учреждений по правам человека
Деятельность омбудсманов
Справочная информация
Исследования
Правозащитный дайджест


Ссылки на сайты Уполномоченных
Карен Андреасян: «Национальный институт омбудсмена – наш общий дом»

пп

Третий омбудсмен Армении Карен Андреасян вместе с супругой и детьми.

Эта встреча давно была запланирована нашей редакцией. Но неожиданная досрочная отставка армянского омбудсмена Карена Андреасяна, которая состоялась в январе текущего года, не позволила реализовать ее своевременно.

Тем не менее мы встретились. Наша встреча с уже экс-омбудсменом Армении Кареном Андреасяном состоялась в конце марта в одном из кафе, расположенном на пешеходном фешенебельном проспекте Северный в районе Армянского академического театра оперы и балета в Ереване.

За чашкой чая мы говорили с третьем по счету омбудсменом Армении о развитии этого института и о важности сохранения преемственности между чередующими друг друга омбудсменами.

Справка

Институт омбудсмена в Армении возник в начале 2004 года. Указом президента Армении Защитником прав человека в республике была назначена, а c 1 марта 2004 года приступила к исполнению своих обязанностей Лариса Алавердян, работавшая до этого исполнительным директором неправительственной организации «Фонд Против Правового Произвола».

После публикации первого отчета о нарушениях прав человека в 2004 году, в котором особой критике подверглись органы правопорядка и суды, омбудсмен стала объектом нападок со стороны различных правительственных организаций и судебной системы.

В марте 2005 года Армянский центр стратегических и национальных исследований провел опрос, результаты которого показали, что Защитник по правам человека завоевала авторитет среди населения. 22,6% опрошенных ответили, что в области защиты прав человека они больше других доверяют Алавердян. Для сравнения, рейтинг президента, парламента, правительства и судов было ниже 10%.

В декабре того же года были внесены изменения в Конституцию Армении. В частности, в ней появилась статья 83.1, которая подтвердила, что назначение Защитника является прерогативой Национального Собрания страны.

До избрания Национальным Собранием республики нового Защитника, указом Президента республики от 4 января 2006 года Лариса Алавердян была отстранена от дальнейшего исполнения обязанностей Защитника прав человека республики, так как была назначена Президентом РА.

Таким образом, первый Защитник прав человека в Армении лишился не только работы, но и права представить свой очередной ежегодный доклад.

— Господин Андреасян, Вы успели представить свой доклад за 2015 год, как Защитник прав человека?

— Нет, но он готов, и по имеющейся у меня информации новый Защитник прав человека Республики Армения собирается его представить на заседании Национального Собрания.

(Забегая вперед, отметим, что представление доклада случилось спустя несколько дней после этой беседы).

— Думаю, так и должно быть. Это все же институциональная работа.

— На самом деле, я считаю, что доклад каждого омбудсмена — он индивидуален. И каждый омбудсмен должен представить свой доклад сам, — делает неожиданный для меня вывод Андреасян. По его словам, это должно быть прописано в законе, в котором должно быть предусмотрено также отведение ему определенного времени для подготовки доклада, и его увольнение должно произойти после представления доклада на заседании Национального собрания.

Выясняется, что предшественник Карена Андреасяна в должности омбудсмена республики Армен Арутюнян, которому так же досрочно пришлось оставлять свой пост в связи с переходом на международную дипломатическую работу, тоже не успел представить свой последний доклад за 2010 год, хотя оставил должность в феврале 2011 года.

— Представить ежегодный доклад Вашего предшественника Армена Арутюняна пришлось Вам?

— Нет, — отвечает Андреасян.

— Почему?

— Причину я объяснил выше. К деятельности омбудсмена в 2010 году я не имел никакого отношения.

— Надо отметить, что эта проблема возникает очень часто, особенно когда омбудсмен покидает свою должность в начале года, — добавляю я. — Вступление в должность бывшего омбудсмена России Эллы Памфиловой в 2014 году, например, тоже совпала с началом года. Она отказалась представить доклад своего предшественника Владимира Лукина. Поэтому Лукин сам представил свой доклад на заседании Государственной думы, хотя уже не был омбудсменом. И в Грузии, если помните, имел место такой случай. Омбудсмену Созару Субари, которого пропрезидентское большинство в законодательном собрании (президентом был Михаил Саакашвили) не давало возможность представить свой доклад в республиканском парламенте. В итоге он его представил группе оппозиционных депутатов, правозащитников и общественников, по-моему, в каком-то театре.

Справка

Вторым омбудсменом Республики Армения стал уже упомянутый доктор юридических наук, профессор Армен Арутюнян, который был избран на должность 17 февраля 2006 года Национальным Собранием Армении, как это требовалось Конституцией Армении.

— Второму омбудсмену Армении Армену Арутюняну удалось улучшить материальные условия офиса омбудсмена, — говорит Андреасян. При нем национальному омбудсмену и его рабочему аппарату было выделено отдельное здание в центре Еревана. Кроме того, ему удалось создать один из лучших в Европе законов о национальном институте омбудсмена.

— Кстати, Арутюнян активно взаимодействовал с некоторыми региональными омбудсменами России. Он умел дружить и любил шутить, — добавляю я. — Помню, в 2006 году мы с ним присутствовал на 10-летии института Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека. Вдруг Арутюнян решил меня познакомить с бессменным омбудсменом Азербайджана Эльмирой Сулеймановой. Когда подошли к ней, он представил: «Эльмира ханум, это мой земляк, шеф-редактор журнала «Европейский омбудсман», созданного по инициативе Европейского института омбудсмена, познакомьтесь, может, дадите интервью». Реакция азербайджанского омбудсмена была для меня неожиданной. Она подозрительно посмотрела на меня, потом на Арутюняна и произнесла: «Как армянам удается все захватывать». Слова азербайджанского правозащитника мы восприняли с юмором и сделали вид, что она все сказала не со зла, и, когда удалились, Арутюнян громко посмеялся, так как заранее знал, как ревностно реагирует азербайджанский омбудсмен на успехи армян в той или иной сфере.

Справка

Третьим омбудсменом Республики Армения стал мой собеседник Карен Андреасян, который был избран на должность по предложению Республиканской партии Армении в марте 2011 года. Но с первых дней своей работы он решил позиционировать себя как принципиальный и независимый защитник прав человека. Как пишут СМИ, он даже после своего избрания вежливо поблагодарил проголосовавших за него народных депутатов, и заявил, что он никому ничего не должен. «Я благодарен парламентскому большинству за свое избрание, однако считаю, что ничего никому я не должен», — заявил новоиспеченный омбудсмен. Кстати, такую позицию он занимал все пять лет своей работы в этой должности. «Я благодарен за доверие, однако я здесь, чтобы делать свою работу», — говорил депутатам мой собеседник. И он его делал, в том числе представлял спецдоклады о неправомерных, с его точки зрения, подавлениях правоохранительными органами оппозиционных митингов. Боролся против нечистых на руку судей. Он так увлеченно работал, что его неожиданное заявление о своем досрочном уходе с должности омбудсмена после новогодних каникул текущего года вызвало в обществе определенное недоумение и домыслы.

Во время нашей беседы я не стал уточнять причину его ухода. Посчитал, что, если это будет нужно, то он сам расскажет. Но он говорить ничего не стал. Это и не важно, почему он ушел. Очевидно, что не смог поступиться принципами. Самое главное, он оставил яркий след в развитии института омбудсмена в Армении.

— Чем собираетесь заниматься? Думаю за эти годы Вы приобрели огромный опыт.

— Да, эта была хорошая школа жизни. Чем дальше буду заниматься пока не знаю. Мне нужно определенное время, чтобы понять, чем бы хотел заниматься.

— Может вернетесь к преподавательской работе?

— Мне ближе больше практическая работа.

Бывший омбудсмен Армении сравнил свое состояние с состоянием республики после принятия конституционных реформ. «Я знал, что этот год будет сложным не только для меня и института омбудсмена, но и для всей страны. Впрочем, как и во всем мире, включая Россию», — добавил мой собеседник. Как в воду глядел. Добавлю, что наша беседа состоялась за неделю до широкомасштабных военных действий Азербайджана против Нагорного Карабаха.

— То, что в Армении ожидаются серьезные изменения с точки зрения соблюдения прав человека, это факт. Это наблюдается каждый день. Я понимал, насколько это испытание будет серьезным для меня как омбудсмена, — рассказал Андреасян.

Относительно своего дальнейшего трудоустройства Андреасян также отметил, что человек должен выбирать ту работу, которая ему по душе. Даже из того, что имеется на рынке труда.

— Я пока не тороплюсь с выводами для себя, так как все эти годы работал без отпуска и сейчас мне выпала такая возможность», — выразился Андреасян.

— Значит не все так плохо, что есть возможность несколько месяцев не работать и думать о том, чем бы хотелось заниматься, — пытаюсь поддержать разговор. —  А что с бывшими коллегами, работниками аппарата омбудсмена?

Было выяснено, что бывшему омбудсмену не свойственно вмешиваться в судьбы бывших сотрудников института, чтобы не раздражать своим любопытством действующего омбудсмена.

— Честно говоря, я сам прошел через такое ощущение приятных и не очень моментов, когда тебе поручено продолжить работу, в том числе с помощью формирования нового состава работников из числа единомышленников, — сказал Андреасян. Когда старая команда попытается приспособиться к новым условиям с приходом нового руководителя. Хочу сказать, что мой предшественник в должности омбудсмена Армен Арутюнян повел себе так же. Поэтому я благодарен ему, что он не вмешивался в процесс моей адаптации на новой для меня работе. Я также не хочу вмешиваться в дела нового омбудсмена. Это важно также для тех работников, которые работали со мной. Они должны адаптироваться к новым условиям, — считает Андреасян. Тем не менее, по его словам, он краем уха слышал, что некоторые специалисты, которые работали с ним, ушли. «Остальные, думаю, могут адаптироваться и способствовать дальнейшему развитию этого уникального института. Ведь те успехи, которые были у меня как омбудсмена, они были достигнуты благодаря профессиональной работе работников моего аппарата», — говорит он.

— А если новому омбудсмену захочется проконсультироваться с вами по каким-то вопросам, то вы готовы поделиться опытом?

— Конечно. Вопрос в том, каким образом помочь. Институционально не могу, так как у меня есть свои планы. А консультировать и давать какие-то советы исходя из собственного опыта — пожалуйста. Я думаю, что мы все: и недавно избранный омбудсмен Арман Татоян, и предыдущие, — строим один общий дом, и каждый из нас привнес что-то свое в это общее дело. По дружески, по-родственному на условиях добровольности каждый из нас, думаю, готов протянуть руку помощи. Наш институт должен работать эффективно и по-настоящему защищать права и свободы наших граждан.

— У вас же был экспертный совет, состоящий из разных специалистов?

— Даже было два совета для разных целей, и мы очень тесно работали с представителями общественных организаций и экспертами. Из двух бывших омбудсменов Армении я и мои коллеги тесно взаимодействовали с первым омбудсменом Ларисой Алавердян, так как Армен Арутюнян работал за пределами республики. Сама Лариса Алавердян не входила в экспертный совет при Защитнике прав человека, но с нами очень тесно работала созданная ею и ее супругом правозащитная организация. Кстати, взаимодействие имелось место также с избранным недавно омбудсменом Армении Арманом Татояном. Он, насколько мне известно, во времена моего предшественника Армена Арутюняна работал в его аппарате, в качестве специалиста. А в мою бытность в должности омбудсмена он работал в министерстве юстиции, и у нас были межинституциональные контакты. С этой точки зрения, хочу сказать, что цепочка взаимодействия между всеми нами не прерывалась. Это означает, что мы все тут и всегда будем делать все для развития нашего института, который, я считаю, состоялся.

— Проблема преемственности, к сожалению, не во всех национальных институтах обмудсмена соблюдается. Отсутствие преемственности имеет место также на уровне субъектов России, когда новый Уполномоченный по правам человека после назначения забывает, что до него уже была проведена определённая работа для создания и развития этого института. И не надо делать вид, что все начинается с чистого листа. В некоторых странах бывшего СССР эта проблема также актуальна. На официальных сайтах действующих омбудсменов полностью исчезает информация о их предшественниках.

— Да, я знаю, что такое явление имеет место быть, — отметил Андреасян. — У нас, надеюсь, все по-другому. Мои предшественники, уверен, не могут сказать про меня, что я игнорировал их. Хотелось, чтобы я то же самое говорил о новом омбудсмене, который пришел мне на смену, — продолжил он.

— Еще раз хочу отметить, что каждый из нас внес в развитие нашего института свой вклад. Госпожа Алавердян, например, была первая и потратила много сил для первичного формирования понимания роли и месте защитника прав человека в обществе. Правда, она проработала недолго и не успела сделать больше, тем не менее, она была первая. При втором омбудсмене, Армене Арутюняне, институт занял свое достойное место в системе государственных институтов. Закон, который регулирует деятельность института омбудсмена в нашей стране, был принят при нем. Благодаря ему этот нормативный правовой документ получился очень удачным. Могу добавить также, что сейчас у нас есть еще один законопроект. Он возник при Арутюняне, но я со своей командой провел достаточно основательную работу для его улучшения и если новому омбудсмену Татояну удастся доработать его в соответствие с происходящими в стране конституционными реформами, а депутаты Национального Собрания примут его, то будет просто здорово. С принятием нового закона мы можем сказать, что у нас — один из лучших законов и институтов в Европе.

Моя работа была направлена на то, чтобы институт состоялся институционально и все его подразделения работали как единая система. Нами были испытаны многие положения закона, с точки зрения, например, публичной оценки омбудсмена действий органов власти и соблюдения ими прав человека в условиях масштабных мероприятий, направленных на реализацию гражданами своих прав и свобод.

Новому омбудсмену предстоит укрепить практику таких достижений, которые возникли на основе оценки одного-двух событий, чтобы сделать их традиционными. Таким образом все последующие омбудсмены получат возможность работать в лучших материально-технических условиях и контексте устоявшихся традиций.

— Так получилось, что я не смог встретиться с Вами раньше. Тогда, когда Вы еще выполняли обязанности омбудсмена. Мне очень хотелось Вам задать один вопрос: «Армения, как всем известно, является важным стратегическим партнером России. В России проживает большое количество армян. Почему официальный сайт Защитника прав человека в Республике Армения не имеет русскоязычного сегмента? Вся информация — статичная и динамичная — транслируется только на национальном, армянском, или и на английском языке?»

— Это правильное наблюдение, — ответил Андреасян. — Причина проста: у нас не было ресурсов для формирования наших материалов на русском языке. А английский после распада СССР стал более притягивающим. Многие стали получать образование за рубежом — Европе и Америке. Кроме того, не секрет, что Запад проявлял больше интереса к нашей деятельности и развитию нашего института. Могу сказать, что правозащитная тематика, соблюдение прав человека в новых демократиях их интересует больше, чем Россию.

— Мы теперь намерены поставить этот вопрос перед действующим, новоизбранным омбудсменом Армении. На самом деле, это проблема многих постсоветских республик. Вместе с тем, полагаю, что омбудсмен Армении ведь обязан думать о том, что за пределами Армении выросла после распада некогда единой страны — СССР — целое поколение молодежи, часть из которых даже если говорит на армянском языке, то писать и, следовательно, читать на этом языке не умеет. Но, полагаю, что многие из них должны иметь возможность получать информацию на русском языке, чтобы знать, чем занимается главный правозащитный институт на его исторической родине.

— Я с Вами полностью согласен. Хочу сказать, что русский язык и русская культура близки не только армянам, проживающим в России, но и для тех, кто проживает в Армении. Лично я считаю себя русофилом, хотя получил дополнительное профессиональное образование на Западе, в том числе — иностранную языковую практику проходил в Европе и США. Независимо от сегодняшней политической и экономической ситуации в России, эта страна для всех нас великая, во всех отношениях, и близка каждому армянину.

К сожалению, я за время своей службы ни разу не встречался с бывшими омбудсменами России Владимиром Лукиным и Эллой Памфиловой. Вместе с тем, наше заочное взаимодействие всегда носили теплый и дружеский характер. Благодаря такому взаимодействию многие вопросы, с которыми я обращался к своим русским коллегам, решались очень оперативно.

К нам иногда обращался посол России в Армении по каким-то вопросам, но, к сожалению, с ним тоже никогда не встречался, так как он не проявлял особого интереса к работе нашего института, что нельзя говорить о посольствах Европы и США, которые традиционно интересуются работой правозащитных институтов в постсоветских странах. Поэтому я буду рад, если новый омбудсмен Татоян сможет придать этому направлению в своей работе новый импульс. Географическое положение Армении таково, что для нас крайне важны взаимодействие со всеми странами, как на Западе, так и на Востоке. И чем лучше будут эти отношения с аналогичными институтами в других странах, тем больше шансов для нашего разностороннего развития. И в этих отношениях российские государственные институты на федеральном уровне и на уровне ее субъектов должны иметь приоритетное значение.

Справка

После обсуждения кандидатуры очередного омбудсмена Армении в Национальном Собрании, 23 февраля депутаты выбрали на должность Защитника прав человека в Армении заместителя министра юстиции Армении Арману Татояну. Его кандидатура была выдвинута и поддержана самой многочисленной фракцией Национального Собрания — проправительственной Республиканской партией Армении.

— Мы хотим предложить и помочь омбудсмену Армении открыть на его официальном сайте русскоязычный раздел, чтобы дать возможность этническим армянам, проживающим на территории России, получать информацию о деятельности армянского института омбудсмена на русском языке, — продолжил я. — Думаю, такая информация из первых рук будет интересной также для других русскоязычных граждан.

— Несомненно. Я тоже сожалею, что данное предложение не поступило тогда, когда я был омбудсменом Армении, но думаю, что оно заинтересует нового Защитнику прав человека в Армении Армана Татояна не меньше.

P.S

После ухода Карена Андреасяна с должности омбудсмена Армении на его странице в социальных сетях появились разного рода благодарности и пожелания. Одно из них содержало следующие слова: «Обтесанный камень на земле не останется. Будьте здоровы...». Это известная армянская пословица. Так говорят, когда хотят подчеркнуть, что хороший специалист всегда будет востребованным. Карен Андреасян, безусловно, соответствует этому определению, как и его предшественники в должности омбудсмена, которые посвятили часть своей жизни благородному делу защиты прав и свобод человека в рамках государственного института и относились к своей работе не формально, а с пониманием ее сути. 

Наша справка

Карен Андреасян родился в Ереване в 1977 году.

Кандидат юридических наук.

В 1994—2002 годах учился на юридическом факультете Ереванского госуниверситета, в том числе в аспирантуре. После защиты кандидатской диссертации до 2007 года занимался преподавательской работой. Стажировался в Калифорнийском университете Беркли (США), Оксфордском университете (Великобритания), Канадском центре по правам человека, Европейском центре журналистики (Нидерланды).

В 1997—2000 годах работал в ряде государственных органов Республики Армения – в Ереванской мэрии, Министерстве обороны, суде первой инстанции, преподавал в Полицейской академии Республики Армения.

В 2001—2003 годах работал по совместительству в ряде местных и международных общественных организаций.

В 2003 году являлся старшим научным сотрудником Центра социологических и юридических исследований Оксфордского университета (Великобритания).

В 2003—2004 годах являлся международным экспертом и консультантом международной организации «Артикль 19» (Лондон, Великобритания),   «Законодательной инициативы открытого общества» (Будапешт, Венгрия), организации «Доступ информационных программ» (София, Болгария).

В 2005—2008 годах работал в Ассоциации американских юристов в качестве юриста, главного юриста, затем заместителя директора.

В 2006—2007 годах по совместительству работал советником председателя Конституционного суда Республики Армени.

С 2008 года и до назначения Защитником прав человека в Республике Армения работал директором юридической фирмы "Defense ".

В 2007—2010 годах реализовал ряд телевизионных и общественных программ, вел циклы передач на телеканалах «Еркир Медиа» и «Армения».

Автор научных статей, учебных пособий и других трудов.

Женат, имеет двух сыновей и дочь.

 

 

 

 

 


Последние новости
В чувашском обществе обсуждается причина отказа от должности омбудсмена, почти утвержденного отставного полковника полиции Владимира Ежеева.
Представитель омбудсмена Свердловской области приняла участие в проводах на сборы спортсменов региона, которые в составе... Read More »
"Право на права на вероисповедание в местах лишения свободы. Проблемы и пути их решения".
Виктория Бессонова на первом женском форуме Забайкальского края рассказала об особенностях женского предпринимательства
Состоялся совместный выезд Уполномоченного по правам человека Ингушетии ФКУ СИЗО-1 ОФСИН России по Республике Ингушетия.
Татьяна Мерзлякова вручила дипломы журналиста выпускникам Уральского федерального университета имени Б.Н. Ельцина.
Уполномоченные по правам человека в Архангельской области и в Ненецком автономном округе Лариса Свиридова подписали бессрочное соглашение о сотрудничестве.
С жалобой на бездействие городской администрации к Уполномоченному по защите прав предпринимателей в Забайкалье обратился предприниматель из г. Балея.
Президент России Владимир Путин подписал указ о переназначении на новый срок уполномоченного при главе государства по защите прав предпринимателей Бориса Титова. Соответствующий документ опубликован на сайте Кремля в среду, 20 июня.
В Санкт-Петербурге состоялся круглый стол для омбудсменов субъектов Северо-Западного федерального округа РФ