журнал о правах человека и деятельности национальных учреждений по их защите
Деятельность омбудсманов
Справочная информация
Исследования
Правозащитный дайджест


Ссылки на сайты Уполномоченных
Защитим детей вместе

Интервью Уполномоченного при Президенте Республики Марий Эл по правам ребенка газете «Марийская правда» 20.01.2011

Новая должность Уполномоченного при Президенте РМЭ по правам ребенка введенная буквально на днях в республике уже вызвала большой интерес жителей Марий Эл, а некоторые даже побывали на приеме у нового защитника всех несовершеннолетних.

Во вторник наша газета сообщала, что на этот пост Указом Главы республики назначен Евгений Бурдо. Сегодня мы предлагаем нашим читателям подробнее познакомиться с человеком, который занял первую официальную должность государственного уровня, связанную с защитой прав людей в марийской республике.

— Евгений Петрович, что предшествовало появлению вашей должности?

— Надо начать с того, что в пункте 5 Указа Президента РФ от 1 сентября 2009 года № 986 «Об Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребенка» одновременно с созданием должности Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка рекомендовано органам государственной власти субъектов РФ учредить должность уполномоченного по правам ребенка. В Послании Президента РФ Федеральному Собранию Российской Федерации от 30 ноября 2010 года Дмитрий Медведев обратил внимание на необходимость более серьезной защиты прав детей в России. В связи со всем этим и последовало принятие решения о создании института Уполномоченного при Президенте Республики Марий Эл по правам ребенка.

— Что же предусматривают полномочия уполномоченного?

— Сразу подчеркну, что институт Уполномоченного по правам ребенка является структурной частью Администрации Президента и действовать вне определенных рамок я не смогу. Однако с другой стороны это придает некую весомость действиям, принимаемым решениям, требованиям, предложениям и рекомендациям человека, занимающего этот пост. Если отойти от цитирования указа «Об уполномоченном…», где обязанности расписаны официальным языком, то могу очень коротко описать свои функции: решение любых проблем, возникающих с детьми или у них. Вопросы могут касаться, в том числе, детских садов, школ, поликлиник, социальных учреждений для детей-сирот и т.д. Для примера скажу, что буквально через пару дней после назначения меня на должность на личном приеме побывали несколько человек. Посетители, не согласные с решением суда по поводу проживания совместных детей после развода супругов пришли за юридической консультацией.

Думаю, в дальнейшем очень важно будет создать некую службу доверия для детей, подобную «телефону доверия», существующему на федеральном уровне. Ведь мы все были детьми и прекрасно помним, насколько сложно бывает пережить какую-то психологическую травму, проблему, если негде получить разумный совет. Это будет психологический аспект нашей деятельности. Тем более, я имею образование педагога-психолога и вполне неплохо разбираюсь в этих вопросах.

Вообще же к нам можно будет прийти с вопросами любого плана: экономического, социального, юридического, если они связаны с детьми. Важно, что любая консультация будет оказываться посетителям бесплатно.

— Евгений Петрович, а не подменит ли в конце концов институт уполномоченных по правам ребенка деятельность других субъектов?

— Могу уверенно сказать, что такого не произойдет. Опыт работы региональных уполномоченных по правам ребенка свидетельствует, что данный институт стал важным звеном в государственной системе обеспечения прав и законных интересов детей, заняв в сложившейся сегодня системе государственных органов, содействующих соблюдению и защите прав детей, свою нишу, при этом не подменяя деятельность других субъектов, но действуя в тесном контакте с ними.

Давайте, поговорим на более конкретных примерах. Взять органы прокуратуры, к компетенции которых отнесен широкий круг вопросов, в том числе надзор за исполнением законодательства, координация деятельности правоохранительных органов и многое другое. В отличие от них деятельность уполномоченного по правам ребенка сосредоточена исключительно на защите прав и законных интересов одной группы населения — детей. Кроме того, как показывает практика, процедура обращения в органы прокуратуры не позволяет ребенку это осуществить, тогда как в основе работы уполномоченного по правам ребенка лежит максимальная доступность для каждого несовершеннолетнего, чтобы в случае необходимости он мог самостоятельно обратиться к уполномоченному за помощью.

Другой пример — органы опеки и попечительства. Они занимаются вопросами защиты прав детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, вопросами соблюдения прав детей в семье или в учреждениях для детей, оставшихся без попечения родителей, то есть преимущественно неблагоприятными для ребенка последствиями внутрисемейных отношений. А вот в поле деятельности уполномоченного по правам ребенка находится защита прав и законных интересов ребенка во взаимоотношениях со всеми социальными институтами и организациями.

Круг вопросов защиты прав несовершеннолетних, отнесенный к компетенции комиссий по делам несовершеннолетних, ограничивается профилактикой безнадзорности и беспризорности и другими вытекающими из этого вопросами. По сути комиссии занимаются неблагополучными детьми. Кроме того, формируются они из представителей органов исполнительной власти, работающих в комиссиях на общественных началах. Спектр проблем детей, которыми занимается уполномоченный, шире, чем у комиссии, и, кроме того, он занимается ими лично и на постоянной основе, в том числе и с помощью своего аппарата.

Если сравнить эффективность защиты прав детей уполномоченным по правам человека в Российской Федерации и уполномоченным по правам ребенка, то здесь перевес тоже в сторону вверенного мне поста. Компетенция уполномоченного по правам человека в основном определена как рассмотрение жалоб. Существующая процедура исключает возможность подачи жалобы ребенком (необходимо обращаться письменно, жалоба должна содержать изложение существа решений или действий (бездействия), нарушивших или нарушающих, по мнению заявителя, его права и свободы, и сопровождаться копиями решений, принятых по его жалобе, рассмотренной в судебном или административном порядке). Да и учитывая, что ребенок в силу возраста не способен самостоятельно использовать правовые средства защиты, а также масштабы территории России и то, что нарушение прав детей происходит непосредственно по месту их жительства (пребывания), возможности уполномоченного по правам человека в Российской Федерации для оперативного реагирования на нарушения прав детей крайне малы.

Принципиальным отличием деятельности уполномоченного от всех остальных субъектов защиты прав детей является и то, что с первых дней своей деятельности он должен активно осуществлять правовое просвещение, прежде всего самих детей, налаживать связь с детьми, посещать детские учреждения, разъясняя детям в доступной форме их права и обязанности, возможности их защиты, каким образом и куда они могут обратиться за помощью.

— Евгений Петрович, а не получится ли так, что теперь у жителей республик не станет возможности напрямую обращаться к федеральному уполномоченному. А на местах защитники прав детей где-то предпочтут умалчивать о части проблем?

— Во-первых, хочу надеяться, что все вновь назначенные в регионах мои коллеги окажутся не черствыми чиновниками, а заинтересованными искателями справедливости. С другой стороны, если вы хотя бы немного знаете, насколько болеет душой за дело Павел Астахов, то поймете, что даже предполагать, что его команда сможет кому-то отказать в помощи, нельзя.

— Думаю, мы подошли к очень важному вопросу: куда и в какой форме могут обращаться жители республики, которым требуется ваша помощь?

— Будет предусмотрено несколько способов. Пока наше структурное подразделение только формируется, налаживаем в том числе бытовые моменты. Но уже выделена единица ведущего специалиста. В дальнейшем возможно расширение штата. Думаю, в скором времени я начну встречаться с посетителями в общественных приемных. Планирую безотлагательно начать проверки соблюдения прав детей в детских домах и интернатах. Это будет не поверхностное знакомство с жизнью обездоленных сирот, а углубленное изучение их быта. Одно из моих образований – экономическое. Думаю, благодаря ему, я сумею справиться со всеми возможными хитросплетениями. Но куда более важно, чтобы люди сами начали обращаться за помощью, рассказывали о проблемах в своих жалобах. Все они будут приниматься по телефону Приемной Президента и Правительства РМЭ: тел.: 42-62-70. В скором времени появится возможность отправлять нам и электронные сообщения. Обещаю, что на каждое обращение я дам полный ответ и приму все меры для решения проблемы.

От редакции: стремление защитника детей республики, коим стал на днях по долгу службы Евгений Бурдо, «МП» готова поддержать делом. Мы предлагаем нашим читателям уже сегодня сообщать редакции об известных им фактах нарушения прав детей: вы можете звонить по редакционному телефону: 45-11-12, присылать свои письма по электронной почте: mp@mari-el.ru. Все ваши сообщения будут оперативно переданы уполномоченному при президенте РМЭ по правам ребенка Евгению Бурдо. А затем газета расскажет о реально полученной нашими читателями помощи.

Ирина Москвина


Последние новости
Из Беларуси продолжают поступать сообщения о репрессиях
Биография Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Чувашской Республике
На мероприятии по вопросам свободы прессы и свободы выражения мнений в Женеве Верховный комиссар по правам человека Мишель Бачелет выступила с заявлением о нарушениях прав журналистов
Российские власти обязаны провести полноценное расследование и установить, кто несет ответственность за отравление оппозиционера Алексея Навльного.
В Санкт-Петербурге проходят траурные мероприятия.
При этом нарушением прав она назвала огласку юристами и родителями ситуации 14-летней девочки.
Константин Домогатский решением Орловского областного Совета народных депутатов назначен на должность Уполномоченного по правам ребёнка... Read More »
Джамбулат Оздоев после десяти лет работы в качестве государственого правозащитника, занял пост исполняющего обязанности руководителя администрации главы региона