журнал о правах человека и деятельности национальных учреждений по их защите
Деятельность омбудсманов
Справочная информация
Исследования
Правозащитный дайджест


Ссылки на сайты Уполномоченных
Алексей Селюков: «Увы! Разговора с Президентом о причине жалоб граждан не получилось»

Алексей Селюков

В своей статье Уполномоченный по правам человека в Ставропольском крае Алексей Селюков размышляет о встрече Уполномоченных по правам человека в Российской Федерации с Президентом РФ В.В. Путиным, которая состоялась 16 августа 2012 года в Екатерининском зале московского Кремля. У одного из старейших омбудсманов регионах России сложилась неоднозначная оценка того, как были донесены до главы государства проблемы становления института Уполномоченного по правам человека в России. По его мнению, он и его коллегии, стремясь продемонстрировать свою политкорректность, не сумели донести до президента информацию о состоянии соблюдения прав и свобод человека в регионах, а также раскрыть проблему низкой эффективности своей деятельности, причина которой кроется в отсутствии у них достаточных полномочий для противодействия чиновничьему произволу.

***

Безусловно, встреча с Президентом РФ В.В. Путиным станет памятным событием в истории становления и развития в России государственного института региональных Уполномоченных.

Это первая, более чем за 10 лет его существования, встреча Уполномоченных с главой государства, что свидетельствует о всё нарастающем влиянии Уполномоченных и правозащитников на процессы, происходящие в жизни государства, в наиболее болезненной сфере общественных отношений, какой является защита декларированных законом прав и свобод человека.

Встреча вызвала противоречивые оценки в обществе, от восторженных до негативных, типичной из которых является заявление Московского бюро по правам человека, возглавляемого известным и бескомпромиссным в оценках Александр Брод: «Встреча Президента с региональными Уполномоченными по правам человека разочаровала и не оправдала ожиданий».

Главное недовольство тех, кто неудовлетворен итогами встречи, в том, что «уважаемые региональные омбудсмены «острых» вопросов Президенту не задали».

Однако оценивать встречу только по этому критерию будет слишком однобоко.

Главным итогом встречи стали важные заявления Президента В.В. Путина о необходимости обеспечения и соблюдения всеми должностными лицами государства прав и свобод человека, а также о месте и роли в этой деятельности Уполномоченных в регионах.

Обращаясь к Уполномоченным, он сказал: «…Государство многое делает для того, чтобы обеспечить законные права и интересы граждан. Собственно говоря, это основная цель любого государства и исполнительной власти на любом уровне: и на муниципальном, и на региональном, и на общефедеральном… И в этой связи Ваша работа, как работа людей абсолютно не зависимых от государственной власти, безусловно, является очень и очень важной. Говорю это не для красного словца, говорю это абсолютно серьезно. Я считаю, что Вы являетесь моими прямыми союзниками в работе по защите интересов и законных прав наших граждан…»

При этом он предостерег Уполномоченных от попыток смешивать правозащитную деятельность с политической, заявив: «Омбудсмен не должен быть связан с какой-то конкретной политической партией и не должен заниматься политической деятельностью…

… Этот институт является личностным, он основан на авторитете конкретного человека, с мнением которого власть любого уровня должна считаться».

Казалось бы, Путин В.В. и Лукин В.П. сделали всё, чтобы Уполномоченные смогли донести до Президента имеющиеся проблемы в правозащитной деятельности.

Однако этого не случилось, и в этом я вижу причину разочарования некоторых правозащитников итогами встречи.

В стремлении продемонстрировать свою политкорректность выступившие Уполномоченные по правам человека не сумели донести до президента не только информацию о состоянии соблюдения прав и свобод человека в регионах, но и раскрыть причины низкой эффективности их деятельности, в большей мере зависящей не от позиции региональных властей, а от несовершенства правовой основы их деятельности или, проще говоря, из-за отсутствия у них достаточных полномочий для противодействия чиновничьему произволу.

Вместо разговора об этом, выступающие говорили о несовершенстве действующих законов, о необходимости принятия новых, что обычно делают, когда фактически не желают бороться с их нарушением.

Уполномоченная по правам человека в Самарской области Скупова И.А. свое выступление в основном свела к ненадлежащей реакции властей на ежегодные доклады Уполномоченных о своей деятельности. При этом она просила президента, чтобы обязательные получатели доклада, а ими являются главы субъектов федерации и их законодательные органы, а также прокурор и председатели судов субъекта, давали Уполномоченному «развернутые постановления о принятых по докладам мерах».

Такая просьба, если она будет принята, превращает Уполномоченного из органа дополнительного надзора за соблюдением прав и свобод человека органами субъекта и местного самоуправления, каким он должен быть по закону, в орган контроля за деятельностью органов власти субъекта и даже за деятельностью прокуроров и судов.

Амбициозность чрезмерная!

К сожалению, она присуща некоторым Уполномоченным, решившим, что занимаемая ими должность дает им монополию на истину.

Не удивительно, что на эту просьбу Путин В.В. ответил вопросом: «Кто будет судьей в случае несогласия властей с выводами Уполномоченного?» Ответа не последовало.

Такое предложение, как и настойчиво проталкиваемое предложение о принятии федерального закона «Об основах деятельности Уполномоченного в субъектах» противоречит ст.71 Конституции РФ, которая устанавливает, что контроль и надзор за соблюдением федеральных законов находится в ведении Российской Федерации.

Передача контроля и надзора за соблюдением законов региональными федеральными структурами органу субъекта федерации приведет к разрушению властной вертикали, что мы уже проходили, о последствиях чего до сих пор вспоминаем с содроганием.

Завышенные амбиции некоторых Уполномоченных проявляются также в их отрицательном отношении к созданию единой государственной системы защиты прав и свобод человека, даже при нежесткой властной вертикали, которую предлагает Лукин В.П.

В ней Уполномоченные в субъектах стали бы региональным звеном федерального органа, деятельность которого регламентировалось бы региональными и федеральным конституционным законом.

Заслуживающих внимания аргументов против этого не приводится, кроме тех, которые подразумеваются. «Зачем мне контроль? Сумею ли я соответствовать тем требованиям, которые предъявит система?»

Эта же боязнь подталкивает «универсальных» Уполномоченных на несогласие с учреждением специализированных омбудсменов – таких, как по правам ребенка, бизнесу и т.п. якобы из опасения дублирования правозащитных функций.

Но этого никак не может быть, потому что, по своей правовой природе, специализированные омбудсмены создаются при органах исполнительной власти, а потому их деятельность является контрольной, а не надзорной, а потому опасения дублирования функции лишены оснований.

К сожалению, и другие выступившие на встрече с Путиным В.В. Уполномоченные предпочли говорить не о проблемах защиты прав человека, что является целью их деятельности, а о проблемах их обеспечения, что является целью политической деятельности.

Так, Уполномоченный по правам человека в Калужской области Зельников Ю.И. пытался убедить президента возложить на федеральный бюджет финансирование некоторых категорий получателей жилья на льготных условиях, а также продлить срок программы утилизации подержанных автомобилей.

Не удалось. Лоббизм не прошел. Президент убедительно объяснил, что такое предложение преследует цель «увести руководство Калужской области от исполнения определенных законом обязанностей и переложить это на федеральный уровень».

Впрочем, в выступлении Ю.И. Зельникова были «острые» вопросы, но не самого Юрия Ивановича, а некого Бориса Тупицина, думаю, скрывшего свою настоящую фамилию под псевдонимом. Цитирую его вопрос, который якобы он хотел бы задать Президенту: «Сейчас основным нарушителем прав человека является судебная система. В справедливость судов никто не верит. Россия погрязла в неправосудных решениях. Судей назначаете и снимаете Вы. Почему Вы не снимаете с должностей судей, грубо нарушающих закон? На мой взгляд, несколько таких снятий сразу бы оздоровили суды». Вопрос остался без ответа.

Уполномоченная по правам человека в Свердловской области Мерзлякова Т.Г. говорила на тему, которую «уважаемые коллеги доверили ей поднять». Это защита трудовых прав человека.

Правда, разговор о защите трудовых прав свелся только к несовершенству закона о банкротстве, который, кстати, не регулирует трудовые права, а является частью предпринимательского права. Зато как кстати было бы сообщить Президенту о том, что люди устали от произвола коммерческих структур, буквально вымогающих у граждан различные платежи, задолженности, требующие установки или замены приборов учета, устанавливающие дополнительные, порой неприемлемые условия потребления коммунальных ресурсов или услуг.

Вместо этого Татьяна Георгиевна настойчиво пыталась выведать у президента, будет ли и когда вторая волна кризиса. Но Владимир Владимирович устоял, не выдал тайны, ограничившись сообщением, что правительство готовит меры по минимизации его последствий, если он все же нас не минует.

И ещё одно выступление, о котором хочу упомянуть. Это выступление Уполномоченной по правам человека в Республике Дагестан Омаровой У.А.

Она говорила о необходимости участия Уполномоченных в квалификационных коллегиях судей и даже «о праве Уполномоченных на участие в судопроизводстве».

Предложение исходит все из той же убежденности, что Уполномоченный в силу своего статуса обладает монополией на истину и готов, даже не будучи юристом, войти в судебный процесс и научить судей и прокуроров работать по справедливости.

Хорошо, что Президент тут же не дал согласия на это, а обещал подумать и посоветоваться со специалистами. И это правильно. Особенно важно, чтобы совет был дан хорошими специалистами.

Тогда не будет трудно угадать, каким он будет.

Судебная деятельность столь профессиональна и специфична, что ее качество зависит не от числа ее участников, а от их профессионализма и честности.

Формы же участия Уполномоченных в следственном и судебном процессе определены ст. 23 ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации». Их вполне достаточно.

Но чтобы Уполномоченный в субъекте федерации получил доступ к ним, надо сначала стать частью единой государственной федеральной системы защиты прав и свобод человека, что решить и другие проблемы правового статуса Уполномоченного в субъекте федерации.

Не стану комментировать выступления некоторых других Уполномоченных, которые, следуя примеру до них выступивших коллег, тоже говорили не столько о проблемах защиты прав человека, сколько о неправильном отношении в обществе к лицам нетрадиционной социальной и религиозной ориентации. Нет спору, что и эти темы имеют право на обсуждение, но в других аудиториях.

Дело же Уполномоченных защищать уже нарушенные права и только тех, кто просит их об этом. Сошлюсь на слова известного правозащитника, Эксперта института прав человека Л.С. Левинсона: «Основная задача Омбудсмана – защита прав конкретных граждан, а точнее – конкретного человека, столкнувшегося с произволом, злоупотреблением, бездействием властей… Политическое звучание голоса Уполномоченного приобретает как производное его основного труда – рассмотрения жалоб».

Увы! Разговора об этом не получилось.

 

 


Последние новости
Из Беларуси продолжают поступать сообщения о репрессиях
Биография Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Чувашской Республике
На мероприятии по вопросам свободы прессы и свободы выражения мнений в Женеве Верховный комиссар по правам человека Мишель Бачелет выступила с заявлением о нарушениях прав журналистов
Российские власти обязаны провести полноценное расследование и установить, кто несет ответственность за отравление оппозиционера Алексея Навльного.
В Санкт-Петербурге проходят траурные мероприятия.
При этом нарушением прав она назвала огласку юристами и родителями ситуации 14-летней девочки.
Константин Домогатский решением Орловского областного Совета народных депутатов назначен на должность Уполномоченного по правам ребёнка... Read More »
Джамбулат Оздоев после десяти лет работы в качестве государственого правозащитника, занял пост исполняющего обязанности руководителя администрации главы региона