журнал о правах человека и деятельности национальных учреждений по их защите
Деятельность омбудсманов
Справочная информация
Исследования
Правозащитный дайджест


Ссылки на сайты Уполномоченных
Алексей Селюков: «Увы! Разговора с Президентом о причине жалоб граждан не получилось»

Алексей Селюков

В своей статье Уполномоченный по правам человека в Ставропольском крае Алексей Селюков размышляет о встрече Уполномоченных по правам человека в Российской Федерации с Президентом РФ В.В. Путиным, которая состоялась 16 августа 2012 года в Екатерининском зале московского Кремля. У одного из старейших омбудсманов регионах России сложилась неоднозначная оценка того, как были донесены до главы государства проблемы становления института Уполномоченного по правам человека в России. По его мнению, он и его коллегии, стремясь продемонстрировать свою политкорректность, не сумели донести до президента информацию о состоянии соблюдения прав и свобод человека в регионах, а также раскрыть проблему низкой эффективности своей деятельности, причина которой кроется в отсутствии у них достаточных полномочий для противодействия чиновничьему произволу.

***

Безусловно, встреча с Президентом РФ В.В. Путиным станет памятным событием в истории становления и развития в России государственного института региональных Уполномоченных.

Это первая, более чем за 10 лет его существования, встреча Уполномоченных с главой государства, что свидетельствует о всё нарастающем влиянии Уполномоченных и правозащитников на процессы, происходящие в жизни государства, в наиболее болезненной сфере общественных отношений, какой является защита декларированных законом прав и свобод человека.

Встреча вызвала противоречивые оценки в обществе, от восторженных до негативных, типичной из которых является заявление Московского бюро по правам человека, возглавляемого известным и бескомпромиссным в оценках Александр Брод: «Встреча Президента с региональными Уполномоченными по правам человека разочаровала и не оправдала ожиданий».

Главное недовольство тех, кто неудовлетворен итогами встречи, в том, что «уважаемые региональные омбудсмены «острых» вопросов Президенту не задали».

Однако оценивать встречу только по этому критерию будет слишком однобоко.

Главным итогом встречи стали важные заявления Президента В.В. Путина о необходимости обеспечения и соблюдения всеми должностными лицами государства прав и свобод человека, а также о месте и роли в этой деятельности Уполномоченных в регионах.

Обращаясь к Уполномоченным, он сказал: «…Государство многое делает для того, чтобы обеспечить законные права и интересы граждан. Собственно говоря, это основная цель любого государства и исполнительной власти на любом уровне: и на муниципальном, и на региональном, и на общефедеральном… И в этой связи Ваша работа, как работа людей абсолютно не зависимых от государственной власти, безусловно, является очень и очень важной. Говорю это не для красного словца, говорю это абсолютно серьезно. Я считаю, что Вы являетесь моими прямыми союзниками в работе по защите интересов и законных прав наших граждан…»

При этом он предостерег Уполномоченных от попыток смешивать правозащитную деятельность с политической, заявив: «Омбудсмен не должен быть связан с какой-то конкретной политической партией и не должен заниматься политической деятельностью…

… Этот институт является личностным, он основан на авторитете конкретного человека, с мнением которого власть любого уровня должна считаться».

Казалось бы, Путин В.В. и Лукин В.П. сделали всё, чтобы Уполномоченные смогли донести до Президента имеющиеся проблемы в правозащитной деятельности.

Однако этого не случилось, и в этом я вижу причину разочарования некоторых правозащитников итогами встречи.

В стремлении продемонстрировать свою политкорректность выступившие Уполномоченные по правам человека не сумели донести до президента не только информацию о состоянии соблюдения прав и свобод человека в регионах, но и раскрыть причины низкой эффективности их деятельности, в большей мере зависящей не от позиции региональных властей, а от несовершенства правовой основы их деятельности или, проще говоря, из-за отсутствия у них достаточных полномочий для противодействия чиновничьему произволу.

Вместо разговора об этом, выступающие говорили о несовершенстве действующих законов, о необходимости принятия новых, что обычно делают, когда фактически не желают бороться с их нарушением.

Уполномоченная по правам человека в Самарской области Скупова И.А. свое выступление в основном свела к ненадлежащей реакции властей на ежегодные доклады Уполномоченных о своей деятельности. При этом она просила президента, чтобы обязательные получатели доклада, а ими являются главы субъектов федерации и их законодательные органы, а также прокурор и председатели судов субъекта, давали Уполномоченному «развернутые постановления о принятых по докладам мерах».

Такая просьба, если она будет принята, превращает Уполномоченного из органа дополнительного надзора за соблюдением прав и свобод человека органами субъекта и местного самоуправления, каким он должен быть по закону, в орган контроля за деятельностью органов власти субъекта и даже за деятельностью прокуроров и судов.

Амбициозность чрезмерная!

К сожалению, она присуща некоторым Уполномоченным, решившим, что занимаемая ими должность дает им монополию на истину.

Не удивительно, что на эту просьбу Путин В.В. ответил вопросом: «Кто будет судьей в случае несогласия властей с выводами Уполномоченного?» Ответа не последовало.

Такое предложение, как и настойчиво проталкиваемое предложение о принятии федерального закона «Об основах деятельности Уполномоченного в субъектах» противоречит ст.71 Конституции РФ, которая устанавливает, что контроль и надзор за соблюдением федеральных законов находится в ведении Российской Федерации.

Передача контроля и надзора за соблюдением законов региональными федеральными структурами органу субъекта федерации приведет к разрушению властной вертикали, что мы уже проходили, о последствиях чего до сих пор вспоминаем с содроганием.

Завышенные амбиции некоторых Уполномоченных проявляются также в их отрицательном отношении к созданию единой государственной системы защиты прав и свобод человека, даже при нежесткой властной вертикали, которую предлагает Лукин В.П.

В ней Уполномоченные в субъектах стали бы региональным звеном федерального органа, деятельность которого регламентировалось бы региональными и федеральным конституционным законом.

Заслуживающих внимания аргументов против этого не приводится, кроме тех, которые подразумеваются. «Зачем мне контроль? Сумею ли я соответствовать тем требованиям, которые предъявит система?»

Эта же боязнь подталкивает «универсальных» Уполномоченных на несогласие с учреждением специализированных омбудсменов – таких, как по правам ребенка, бизнесу и т.п. якобы из опасения дублирования правозащитных функций.

Но этого никак не может быть, потому что, по своей правовой природе, специализированные омбудсмены создаются при органах исполнительной власти, а потому их деятельность является контрольной, а не надзорной, а потому опасения дублирования функции лишены оснований.

К сожалению, и другие выступившие на встрече с Путиным В.В. Уполномоченные предпочли говорить не о проблемах защиты прав человека, что является целью их деятельности, а о проблемах их обеспечения, что является целью политической деятельности.

Так, Уполномоченный по правам человека в Калужской области Зельников Ю.И. пытался убедить президента возложить на федеральный бюджет финансирование некоторых категорий получателей жилья на льготных условиях, а также продлить срок программы утилизации подержанных автомобилей.

Не удалось. Лоббизм не прошел. Президент убедительно объяснил, что такое предложение преследует цель «увести руководство Калужской области от исполнения определенных законом обязанностей и переложить это на федеральный уровень».

Впрочем, в выступлении Ю.И. Зельникова были «острые» вопросы, но не самого Юрия Ивановича, а некого Бориса Тупицина, думаю, скрывшего свою настоящую фамилию под псевдонимом. Цитирую его вопрос, который якобы он хотел бы задать Президенту: «Сейчас основным нарушителем прав человека является судебная система. В справедливость судов никто не верит. Россия погрязла в неправосудных решениях. Судей назначаете и снимаете Вы. Почему Вы не снимаете с должностей судей, грубо нарушающих закон? На мой взгляд, несколько таких снятий сразу бы оздоровили суды». Вопрос остался без ответа.

Уполномоченная по правам человека в Свердловской области Мерзлякова Т.Г. говорила на тему, которую «уважаемые коллеги доверили ей поднять». Это защита трудовых прав человека.

Правда, разговор о защите трудовых прав свелся только к несовершенству закона о банкротстве, который, кстати, не регулирует трудовые права, а является частью предпринимательского права. Зато как кстати было бы сообщить Президенту о том, что люди устали от произвола коммерческих структур, буквально вымогающих у граждан различные платежи, задолженности, требующие установки или замены приборов учета, устанавливающие дополнительные, порой неприемлемые условия потребления коммунальных ресурсов или услуг.

Вместо этого Татьяна Георгиевна настойчиво пыталась выведать у президента, будет ли и когда вторая волна кризиса. Но Владимир Владимирович устоял, не выдал тайны, ограничившись сообщением, что правительство готовит меры по минимизации его последствий, если он все же нас не минует.

И ещё одно выступление, о котором хочу упомянуть. Это выступление Уполномоченной по правам человека в Республике Дагестан Омаровой У.А.

Она говорила о необходимости участия Уполномоченных в квалификационных коллегиях судей и даже «о праве Уполномоченных на участие в судопроизводстве».

Предложение исходит все из той же убежденности, что Уполномоченный в силу своего статуса обладает монополией на истину и готов, даже не будучи юристом, войти в судебный процесс и научить судей и прокуроров работать по справедливости.

Хорошо, что Президент тут же не дал согласия на это, а обещал подумать и посоветоваться со специалистами. И это правильно. Особенно важно, чтобы совет был дан хорошими специалистами.

Тогда не будет трудно угадать, каким он будет.

Судебная деятельность столь профессиональна и специфична, что ее качество зависит не от числа ее участников, а от их профессионализма и честности.

Формы же участия Уполномоченных в следственном и судебном процессе определены ст. 23 ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации». Их вполне достаточно.

Но чтобы Уполномоченный в субъекте федерации получил доступ к ним, надо сначала стать частью единой государственной федеральной системы защиты прав и свобод человека, что решить и другие проблемы правового статуса Уполномоченного в субъекте федерации.

Не стану комментировать выступления некоторых других Уполномоченных, которые, следуя примеру до них выступивших коллег, тоже говорили не столько о проблемах защиты прав человека, сколько о неправильном отношении в обществе к лицам нетрадиционной социальной и религиозной ориентации. Нет спору, что и эти темы имеют право на обсуждение, но в других аудиториях.

Дело же Уполномоченных защищать уже нарушенные права и только тех, кто просит их об этом. Сошлюсь на слова известного правозащитника, Эксперта института прав человека Л.С. Левинсона: «Основная задача Омбудсмана – защита прав конкретных граждан, а точнее – конкретного человека, столкнувшегося с произволом, злоупотреблением, бездействием властей… Политическое звучание голоса Уполномоченного приобретает как производное его основного труда – рассмотрения жалоб».

Увы! Разговора об этом не получилось.

 

 




Последние новости
Омбудсмен Армении Арман Татоян назвал «парк» в Баку, посвященный карабахской войне, свидетельством азербайджанской государственной политики геноцида и ненависти к армянам
По ее словам, индексация пенсий работающим пенсионерам – это не только справедливая, но и необходимая мера
Группа правозащитников выступила с открытым письмом, адресованным Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации. В нем они просят Татьяну Москалькову посетить оппозиционного политика Алексей Навального в колонии и защитить его права
Президент России Владимир Путин внес в Государственную Думу кандидатуру действующего омбудсмена Татьяны Москльковой для назначения ее на эту должность на новый пятилетний срок
Татьяна Москалькова традиционно представила ежнгодный доклад за прошедший 2020 год и информировала главу государства об основных итогах своей деятельности с момента назначения в 2016 году
Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов попросил Генпрокуратуру проверить «экономический смысл» действий администрации Владивостока по массовому расторжению договоров аренды
На очередном пленарном заседании севастопольского парламента
Акыйкатчы требует от государственной регистрационной службы реальных действий для решения вопроса о выдаче паспортов граждан Киргизской Республики (КР) семье кайрылман