журнал о правах человека и деятельности национальных учреждений по их защите
Деятельность омбудсманов
Справочная информация
Исследования
Правозащитный дайджест


Ссылки на сайты Уполномоченных
Характер омбудсмана: Борис Дульнев, продолжает борьбу за свои права, называя свое отстранение от должности «местью рыбной мафии»

Об этом он сообщил в своем обращении к жителям Ненецкого округа. В обращении отстраненого от должности омбудсмана, озаглавленного «Настало время подвести некоторые промежуточные итоги моих попыток борьбы за свои права».

— Уважаемые жители Ненецкого автономного округа! — обращается Борис Дульнев, который, напомним, был отстранен от должности 15 декабря 2010 года Собранием депутатов Ненецкого автономного округа. - Настало время подвести некоторые промежуточные итоги моих попыток борьбы за свои права, а именно за право занимать должность Уполномоченного по правам человека в НАО, с которой меня досрочно устранили, выразив мне недоверие в середине декабря прошлого года.

Обращение первого ненецкого омбудсмана напоминает отчет о проделанной работе в борьбе за свои права.

Что сделано?

Итак, сначала о том, что было мной предпринято за это время.

1. Еще до завершения работы над итоговым Заключением Спецкомиссии Собрания депутатов НАО (СД НАО) я подготовил и направил в окружную прокуратуру заявление о возможном совершении преступления по признакам ст. 129 Уголовного Кодекса РФ, совершенного группой лиц:

Кисляковым Л.Н., председателем СПК РК «Северный Полюс», Кисляковым М.Л., председателем СПК РК «Заполярье», Коткиным А.И., председателем СПК РК «Сула», Дитятевым А.В., председателем СПК РК им. В.И. Ленина, Терентьевым В.Б., председателем СПК РК «Родина», Быханом Н.И., председателем СПК РК «Победа», Дитятевым А.А., председателем СПК РК «Андег», Коткиным С.Н., депутатом Собрания депутатов Ненецкого АО, председателем Спецкомиссии, неизвестными мне членами Спецкомиссии.

В силу своей объемности заявление было подготовлено и направлено в два захода. Подробнее см. по ссылке http://www.dulnev.nrmar.ru/page29.html .

2. После вынесения решения СД НАО о выражении мне недоверия и досрочном прекращении полномочий Уполномоченного мной зарегистрирован и запущен сайт Общественного правозащитного Центра Бориса Дульнева, на котором я начал размещать информацию о происходящем (ссылки в этом тексте даются именно на этот сайт). В апреле в Живом Журнале (ЖЖ) открыт мой блог http://boris-dulnev.livejournal.com/ .

Мной подготовлено, отпечатано и распространено по округу «Обращение к жителям Ненецкого автономного округа Бориса Дульнева, первого Уполномоченного по правам человека в НАО».

3. Мной подготовлены и направлены обращения по сложившейся ситуации Президенту РФ Д.А. Медведеву (по почте и дважды с его официального сайта), Председателю Правительства РФ В.В. Путину (с его официального сайта), в Генеральную прокуратуру РФ.

4. Мной подготовлены и поданы в Нарьян-Марский городской суд исковые заявления о восстановлении на работе и об оспаривании решения Собрания депутатов Ненецкого автономного округа о досрочном прекращении полномочий Уполномоченного по правам человека в Ненецком автономном округе Дульнева Бориса Николаевича от 15.12.2010г. № 271-сд (см. http://www.dulnev.nrmar.ru/page30.html ).

5. Мной подготовлено и направлено в Прокуратуру НАО обращение о необходимости прекращения процедуры назначения нового Уполномоченного до урегулирования имеющих место внутренних коллизий окружного закона об Уполномоченном; о внесении в окружной закон об Уполномоченном необходимых изменений, четко регламентирующих процедуру назначения нового Уполномоченного в случае досрочного прекращения полномочий его предшественника по срокам и действиям; о проведении процедуры выдвижения и назначения нового Уполномоченного в соответствии с вступившими в силу изменениями в указанный закон (http://www.dulnev.nrmar.ru/page12.html ).

Аналогичное обращение было направлено в Управление Министерства юстиции РФ по Архангельской области и Ненецкому АО.

По тем же основаниям в рамках рассмотрения искового заявления о моем восстановлении на работе мной было подано суду ходатайство о принятии обеспечительных мер.

Помимо меня, по собственной инициативе действия в мою поддержку предприняли отдельные жители и организации округа, за что я им искренне и глубоко признателен. Жителями Нарьян-Мара, пос. Искателей, Амдермы, Нельмин-Носа, Лабожского, Пылемца, Великовисочного, Макарово, Коткино было собрано около 250 подписей под обращением к СД НАО в мою поддержку. Отдельные граждане направили свои обращения по этому поводу Президенту РФ и председателю Правительства РФ. Большое обращение было подготовлено и направлено Президенту РФ руководителем региональной правозащитной организации «Справедливость» А.В. Кузнецовым.

Результаты и комментарии.

Заявление о преступлении.

На начало апреля 2011 года полная проверка по моему заявлению о преступлении «почти» завершена. За четыре месяца (!) судьба моего заявления о преступлении складывалась следующим образом.

Прокуратура НАО переслала мое заявление по подведомственности в УВД по НАО. Я беседовал с участковым. На этом мое непосредственное общение с правоохранительными органами надолго прервалось и ограничилось получением официальных ответов. Сначала мне было отказано в рассмотрении дела в УВД, и я был уведомлен о передаче дела в Следственный комитет Прокуратуры НАО (СКП по НАО).

Из СКП по НАО материал был вновь возвращен в УВД. Из УВД он был направлен в Мировой суд НАО для возбуждения дела в порядке частного обвинения.

Мировой суд вновь отправил дело в Прокуратуру. Из Прокуратуры дело было вновь отправлено по подведомственности в Следственный комитет, но на этот раз уже в Следственный комитет РФ, так как за время хождения заявления СКР стал самостоятельной силовой структурой.

В конце февраля я был вызван для дачи показаний к следователю СКР по НАО и дал подробные показания. В начале апреля я получил постановление в отказе возбуждения дела в отношении депутатов – членов Спецкомиссии. В постановлении было также указано, что в отношении председателей СПК РК округа материалы вновь возвращены в УВД по НАО. Из неофициального разговора с сотрудником УВД следует, что дело вновь вернется в Мировой суд.

Здесь следует сделать некоторые пояснения. Сложным моментом для правоохранителей стали депутаты СД НАО, обвинения в совершении уголовных преступлений в отношении которых проверяются в особом порядке. Рассмотрение таких обвинений находится в ведении СКР. «Бракоразводный процесс» Прокуратуры РФ и Следственного комитета занял некоторое время и проходил и продолжает проходить очень болезненно. Публичным отголоском этого процесса является конфликтная ситуация в расследовании дела о подпольных казино в Московской области и возможном покровительстве их деятельности со стороны руководства областной прокуратуры и причастности к делу сына Генерального прокурора РФ.

Дела частного обвинения по преступлениям возлагают ответственность за сбор доказательств на инициатора обвинения. Естественная сложность состоит в том, что возможности отдельного гражданина при сборе доказательств более ограничены, нежели у правоохранительных органов. Плюсом данного процесса является большая личная заинтересованность ведущего расследование и содействие процессу со стороны суда.

В юридическом плане возможны и иные действия. После ознакомления с материалами дела о проведенной всеми инстанциями проверке и консультаций с юристами я приму решение о действиях по этому направлению. Эти действия в том или ином виде будут мной продолжены, так что оппонентам пока не стоит расслабляться.

Деятельность сайта и распространение информации.

Деятельность сайта и блога, безусловно, будет продолжена, так же как и раздел, связанный с моим устранением с должности. Совместная работа блога с сайтом позволит повысить эффективность информационной работы. При необходимости я буду распространять и печатные варианты моих документов.

Обращения к Президенту РФ, Председателю Правительства РФ и в Генпрокуратуру РФ.

Уведомления о приеме обращения, направленного Председателю Правительства РФ, не поступило. Из Управления администрации Президента РФ по обращениям граждан пришли уведомления о получении обращений, даны разъяснения по некоторым вопросам, затронутым в обращениях. Обращения для проведения проверки направлены в соответствующие структуры. Вернее, в структуру, а именно в окружную прокуратуру. В свое время в своем Спецдокладе я отметил характерную особенность Прокуратуры НАО. Она наловчилась давать ответы не на те вопросы, которые перед ней ставятся, а на те, на которые она может или хочет ответить.

Жаловаться на это, так же, как и на нашу окружную Прокуратуру, в Генеральную Прокуратуру, или прокурорскому начальству в СЗФО почти бессмысленно. Так как вопреки законодательному запрету на пересылку жалобы для проведения проверки в тот орган, на который поступила жалоба его вышестоящему начальству, жалоба все равно возвращается в нашу Прокуратуру. Похоже, что на нашу российскую прокуратуру в целом законы распространяются каким-то особым способом. После этого поступает ответ от Прокуратуры НАО, в котором тебе зачастую с нескрываемым раздражением сообщают о том, что тебе уже отвечали на вопросы, сыпля реквизитами своих исходящих писем. Именно тех, которые тебя же и не удовлетворили и на которые ты жаловался начальству.

В этот раз появилась, говоря юридическим языком, новелла. Впервые ответ мне, простому гражданину РФ, пришел за подписью самого прокурора округа. И в этом ответе был оригинальный абзац. Мне пригрозили тем, что в случае моих последующих обращений в органы прокуратуры по ранее озвученным обстоятельствам, но «не содержащим новые факты», переписка со мной будет прекращена. Этой новеллой я охотно поделюсь с Генеральным прокурором РФ.

Выявился еще один методический прием прокуратуры и других правоохранительных органов. Суть его состоит в том, чтобы затянуть проверку, дождаться решения суда (поскольку в моих обращениях есть пересекающиеся обстоятельства) и уже после вынесения решения суда сослаться на него в своем ответе.

Рассмотрение исковых заявлений в суд.

Рассмотрение моего заявления о восстановлении на работе было приостановлено Нарьян-Марским городским судом до рассмотрения по существу и вступлению в законную силу решения суда об оспаривании решения Собрания депутатов Ненецкого автономного округа о досрочном прекращении полномочий Уполномоченного по правам человека в Ненецком автономном округе Дульнева Бориса Николаевича от 15.12.2010г. № 271-сд. Суд пришел к выводу, что указанное решение будет иметь преюдициальное значение при принятии решения о восстановлении на работе.

Своим решением от 17.02.2011г. Нарьян-Марский городской суд оставил мои требования без удовлетворения. Это решение было обжаловано мной в Суд Ненецкого АО в кассационном порядке. 22.03.2011г. Суд НАО также оставил мои требования без удовлетворения.

В этом месте также необходимы пояснения и комментарии. Решение сессии СД НАО 15.12.2010г. о выражении мне недоверия и досрочном прекращении полномочий Уполномоченного было принято на основании Заключения Спецкомиссии. В своем Заключении, состоящем из семи пунктов «обвинения», депутаты – члены комиссии на основании поступивших в СД НАО обращений граждан и собранной Спецкомиссией информации о «фактах» грубого нарушения или ненадлежащего исполнения обязанностей Уполномоченного и установленных для него ограничений пришли к выводу о необходимости вынесения мне недоверия. Заключение Спецкомиссии было рассмотрено и проголосовано на сессии в целом, без рассмотрения и голосования по отдельным пунктам «обвинения». Признание судом не соответствующим закону или действительности хотя бы одного из пунктов «обвинения» означало признание незаконным оспариваемого решения в целом, так как в этом случае невозможно установить действительно волеизъявление депутатов. Необходимо также иметь в виду, что по данной категории дел обязанность доказать законность и обоснованность принятого решения лежит на государственном органе, принявшем оспариваемое решение, то есть на СД НАО.

Исходя из этих юридических позиций, решение СД НАО подлежало отмене. Для этого оснований было более чем достаточно. Эти основания условно можно разделить на три группы.

Во-первых, в июне 2010 года в закон об Уполномоченном были внесены существенные изменения. В первую очередь они коснулись статьи 11, определяющей основания для вынесения недоверия. Эти изменения вступили в силу с 11 июля 2010 года и в силу действия закона во времени распространили свое действие на правоотношения, возникшие после указанной даты. Говоря обычным языком, рассмотрению Спецкомиссией подлежали лишь действия (бездействие) и нарушения ограничений, произошедшие после 11 июля 2010 года до момента начала работы Спецкомиссии 11 ноября 2010 года. Те, кто интересовался предыдущим развитием ситуации, помнят, что именно это обстоятельство было установлено Судом НАО, в результате чего изменения в законе об Уполномоченном, сократившие срок полномочий с 4-х до 3-х лет (внесенные все в том же июне 2010 года), были признаны не распространяющимися на меня, как на действующего Уполномоченного (см. http://www.dulnev.nrmar.ru/page31.html ).

По этой логике из семи пунктов «обвинения» выпадали сразу пять. Оставшиеся два так же сомнительны, как и все остальные (о них речь ниже).

Во-вторых, указанной статьей 11 предусмотрено мое право на дачу объяснения СД НАО при вынесении им решения о выражении недоверия. Это право я не смог реализовать, так как в момент рассмотрения вопроса о выражении недоверия еще находился на больничном (я был уволен после выхода на работу 24.12.2010 года). Установление судом факта нарушения этой предусмотренной законом процедуры являлось самостоятельным и достаточным условием признания решения СД НАО о выражении недоверия незаконным.

В-третьих, каждый из семи пунктов «обвинения» Заключения Спецкомиссии имел самостоятельные пороки, признание судом таковых в силу указанных выше причин неизбежно требовало бы признания судом решения СД НАО о выражении мне недоверия незаконным. Не буду разбираться по каждому пункту подробно. Мои доводы можно посмотреть в исковых заявлениях в суды обеих инстанций (см. http://www.dulnev.nrmar.ru/page30.html ).

За свою жизнь я неоднократно участвовал в судебных разбирательствах. Именно поэтому имею достаточный личный опыт и представление о том, что и как оценивает суд при вынесении решения. Суды приходилось и проигрывать. Но даже в подобных случаях при качественном и тщательном судебном рассмотрении оставалось ощущение даже не справедливости, а свершившегося правосудия. Повторю, именно ощущение свершившегося правосудия. Это ощущение остается в том случае, когда суд в соответствие с процессуальными кодексами методично и тщательно исследует все доводы сторон с точки зрения процедур, соотносимости доказательств, обоснованности или необоснованности примененных норм материального права. Говоря обычным языком, суд со ссылками на законы и другие правовые акты обосновывает свои утверждения и делает выводы, устанавливает обстоятельства дела. Из мотивировочной части такого решения вполне очевидным остается понимание, почему те или иные доводы или доказательства сторон доказательны или не доказательны, применимы или не применимы.

От текстов решений городского и окружного судов по моим исковым заявлениям у меня осталось абсолютно противоположное ощущение.

Городской суд в своем решении поступил очень просто. В тексте мотивировочной части решения были изложены основные доводы СД НАО, практически совпадающие с основными пунктами «обвинения» Заключения Спецкомиссии. Никакой правовой оценки на соответствие нормам материального права, соотносимости и допустимости, наличия или отсутствия доказательств, на их соответствие конституционному принципу презумпции невиновности, в тексте мотивировочной части решения суда нет. Нет в нем и аналогичного анализа моих доводов и доказательств, изложение которых заняло не одну страницу и не один десяток минут, что зафиксировано в протоколе судебного заседания и других материалах дела. Вопреки этому после перечисления неоцененных доводов СД НАО содержится резюме суда о том, что «доказательств опровергающих доводы, изложенные в заключении специальной комиссии Собрания Депутатов Ненецкого автономного округа, выдвигаемых в качестве оснований для выражения недоверия Уполномоченному по правам человека в Ненецком автономном округе Дульневу Б.Н., суду не представлено (!)». Вместо вывода, вытекающего из сравнения доводов и аргументов сторон и их правового анализа, которого требуют процессуальные нормы, суд делает совершенно необоснованное утверждение, упустив попутно из вида, что доказывать правоту в соответствии с ГПК РФ обязано СД НАО, что это не я должен опровергать их сомнительные доводы.

Таким же простым и радикальным способом суд «разбирается» и с моим доводом о действии изменений, внесенных в закон об Уполномоченном, во времени и не возможностью распространения их действия на правоотношения, возникшие после их внесения. «Доводы заявителя на то, что новая редакция Закона округа №760-оз «Об Уполномоченном по правам человека в Ненецком автономном округе» вступила в силу только в июле 2010 года, и поэтому при совершении процедуры выражения недоверия могут учитываться только те действия, которые произошли после 01.07.2010 года (как в оригинале – прим. Б. Н. Дульнева), суд считает не состоятельными», — читаем в решении суда. Снова не вывод, а голословное утверждение без правового анализа, без ссылок на закон.

Также без лишних усилий суд определяется и с моими доводами о нарушении процедуры принятия решения СД НАО и с моим установленным законом правом дать при этом объяснение. Читаем в решении суда: «Суд учитывает, что решения специальной комиссии, а также Собрания депутатов округа, согласно представленным суду нормативным правовым актам округа не связаны данными объяснениями, их наличие или отсутствие не препятствует принятию решений». Снова не вывод, а голословное утверждение без правового анализа, без ссылок на конкретные положения конкретных законов или иных нормативных правовых актов.

Суд не смущает отсутствие доказательств со стороны СД НАО, обосновывающих обязательность рассмотрения на сессии вопроса о выражении недоверия мне, как Уполномоченному, в мое отсутствие по уважительной причине – болезни, наличие которой суд все же установил. Суд не смущает и то, что до этого по этой же причине рассмотрение этого вопроса уже целых два раза переносилось. Более того, из указанного утверждения суда следует определенная новелла (уникальная новизна) в российском законодательстве – право лица, закрепленное в законе, от которого это лицо не отказалось, а, наоборот, настаивало на его реализации, право, не реализованное лицом по объективным и уважительным причинам, оказывается не препятствует принятию решений по этому лицу, определяющих его судьбу! Как в народной присказке: «Что ты там говоришь? А мне все равно, что ты там говоришь!».

Оставалась надежда, что Суд Ненецкого АО, уже в составе не одного, а трех судей, с большим профессиональным опытом и более высоким статусом в судейском сообществе, поправит своего нижестоящего коллегу. Увы, здесь меня также ожидало разочарование.

Читаем кассационное определение Суда НАО: «Основание досрочного прекращения полномочий Уполномоченного — выражение недоверия окружным Собранием содержится в Законе НАО № 760-03 «Об Уполномоченном по правам человека в Ненецком автономном округе» со дня его принятия (выделено мной – Б.Н. Дульнев).

Изменения в Законе НАО № 760-03 «Об Уполномоченном по правам человека в Ненецком автономном округе» (в редакции от 28 июня 2010 г.) коснулись только порядка принятия решения (выделено мной – Б.Н. Дульнев) о выражении окружным Собранием недоверия Уполномоченному».

В этом обращении я стараюсь избегать конкретных ссылок на нормативные правовые акты (их достаточно в документах, на которые я ссылаюсь). Но в этом случае я вынужден сделать исключение. В округе принят закон от 03.02.2006 № 673-ОЗ «О нормативных правовых актах (НПА) Ненецкого автономного округа». В соответствии с ч. 3 статьи 29 указанного закона действие НПА начинается с момента их вступления в силу и прекращается в момент утраты ими юридической силы. В соответствии с ч. 4 той же статьи действие НПА не распространяется на отношения, возникшие до его вступления в силу, если иное прямо не установлено федеральным законодательством либо в самом акте. В соответствии с подпунктом 2) ч. 3 статьи 31 указанного закона действие НПА округа или его отдельных структурных единиц прекращается в результате, в том числе, принятия правотворческим органом нового НПА округа равной или большей юридической силы, регулирующего ту же категорию общественных отношений. Вывод (вернее вновь – утверждение) окружного Суда противоречит закону, а не вытекает из него.

Здесь необходимо пояснение. Действительно, такое основание досрочного прекращения полномочий Уполномоченного, как выражение недоверия СД НАО содержится в законе об Уполномоченном со дня принятия закона. Но за прошедшее время в закон уже неоднократно вносились изменения в ту его часть, которая регулирует порядок выражения недоверия, а не основания досрочного прекращения полномочий. До момента последнего изменения этого порядка недоверие Уполномоченному вообще можно было выразить без всяких оснований. Именно поэтому эта норма была не применима (почему — можно узнать из дополнения к моей кассационной жалобе). Инициативы по выражению мне недоверия поступали в СД НАО дважды. В феврале 2009 года вопрос был вынесен на сессию, но не набрал необходимого количества голосов. В апреле 2010 года депутаты пошли другим путем. В закон об Уполномоченном были внесены изменения, в том числе сокращен срок полномочий с 4-х до 3-х лет. Процедура назначения нового Уполномоченного была запущена, и лишь мое обращение в суд остановило эту процедуру.

Продолжаем читать кассационное определение окружного Суда: «Доводы Б.Н. Дульнева о нарушении его права дать объяснения являются несостоятельными (выделено мной – Б.Н. Дульнев).

Материалами дела установлено, что Б.Н. Дульневу предоставлялась возможность представить свои доказательства, дать объяснения, он извещался о времени рассмотрения Собранием депутатов НАО заключения специальной комиссии, однако своим правом Б.Н. Дульнев не воспользовался (выделено мной – Б.Н. Дульнев).

Доказательств невозможности воспользоваться своими правами в силу уважительных причин (выделено мной – Б.Н. Дульнев) суду не представлено».

И снова вместо обоснованных выводов лишь утверждения. Судом первой инстанции было установлено, что я дал письменные объяснения СД НАО, хотя и не в том объеме, в котором хотел. Мои объяснения и обращения к депутатам имеются в материалах дела. Эти документы были предоставлены суду СД НАО в качестве доказательства реализации мной моего права. И это обстоятельство установлено судом первой инстанции. Из объяснений и обращений следует, что я настаивал на возможности подготовить исчерпывающие объяснения после выхода с больничного, получения доступа к документам и помощи сотрудников Аппарата. Я настаивал и просил депутатов перенести рассмотрение вопроса и дать мне время на подготовку после выздоровления, потому что хотел воспользоваться своим правом и дать эти объяснения лично и в полном объеме. Воспользоваться своим правом я не мог в силу объективных уважительных причин и обстоятельств, связанных с болезнью и нахождением на больничном. Эти уважительные причины были установлены судом первой инстанции. Высококвалифицированные судьи окружного Суда всего этого не увидели или не захотели увидеть. Что отсутствует в материалах дела, так это доказательства от СД НАО того, что до депутатов мои объяснения в хоть каком-то виде были доведены, обсуждались и были рассмотрены.

И вновь цитируем кассационное определение: «Иные доводы кассационной жалобы направлены на переоценку установленных и исследованных в судебном заседании обстоятельств дела.

Таким образом, приведенные в кассационной жалобе доводы признаются судебной коллегией несостоятельными. Все они были предметом исследования суда первой инстанции и приняты во внимание при вынесении обжалуемого решения. С выводами суда первой инстанции кассационная инстанция согласна и оснований для их переоценки не находит». Из этого отрывка вновь следует, что высококвалифицированные судьи, так же как и суд первой инстанции, не стали утруждать себя правовым анализом и обоснованием своих выводов, а изложили свое мнение в форме необоснованного утверждения.

Резюмируя эту часть обращения, хочу сказать, что Конституция РФ гарантирует своим гражданам право на правосудие. И от Суда, как я уже сказал выше, я хочу именно Правосудия. Меня, как нормального и не самого тупого гражданина, интересует, почему мои доводы в суде не состоятельны? Возможно, я в чем-то не прав. Но я хочу видеть в решении Суда исчерпывающие доказательства моей неправоты со ссылками на законы, безупречную юридическую логику, а не бездоказательную судебную отписку, имеющую обязательную силу.

Обращение в Прокуратуру округа и Управление минюста РФ по Архангельской области и НАО о необходимости прекращения процедуры назначения нового Уполномоченного.

Я получил ответы на мои обращения. Ответы меня не удовлетворили. Основным доводом в отказе в удовлетворении моих требований стал не анализ правовых коллизий, имеющихся в действующем законе об Уполномоченном, а отсылка к тому, что аналогичные формулировки о процедуре назначения нового Уполномоченного в случае досрочного прекращения полномочий его предшественника содержатся в Федеральном Конституционном законе «Об Уполномоченном по правам человека в РФ» (ФКЗ).

Отсылка в данном случае некорректна, так как представители указанных структур прекрасно знают, что положения этого ФКЗ не регулируют правоотношения и деятельность региональных Уполномоченных, а федерального закона, осуществляющего такое регулирование, до сих пор нет. При ответах не учтены и некоторые различия в процедурах назначения федерального Уполномоченного и Уполномоченного в НАО. В силу этого указанной мной в обращении коллизии внутри самого ФКЗ, в отличие от окружного закона об Уполномоченном, не возникает.

Нарьян-Марский городской Суд оставил мое ходатайство об обеспечительных мерах, направленных на приостановку процедуры назначения нового Уполномоченного, без удовлетворения. Суд посчитал, что в случае положительного разрешения дела по моему исковому заявлению у него будет достаточно возможностей для разрешения этой ситуации.

Об инициативе отдельных жителей и организаций округа, предпринявших действия в мою поддержку.

Как я уже указал выше, я от всего сердца признателен всем жителям округа, поставившим подписи в мою поддержку, всем, кто по своей инициативе эти подписи собирал. Учитывая обстановку, которая сложилась вокруг моей отставки, для этого надо было иметь немалое личное мужество, так как люди, ставящие свои подписи в мою поддержку, указывали все необходимые личные данные, предусмотренные законодательством. Я знал о сборе таких подписей. Вопросы их сбора и направления в СД НАО обсуждались на собраниях членов лодочных кооперативов в Нарьян-Маре, в которых я принял участие по их приглашению.

Эти подписи начали собирать еще в то время, когда СД НАО решило, что оно сократило срок моих полномочий до трех лет, и началась процедура выдвижения кандидатов на новый срок. Увы, когда в СД НАО стало очевидно, что убрать меня с должности сократив срок полномочий Уполномоченного не возможно, практически синхронно, как по команде (судя по-всему не «как», а просто по команде) в СД НАО поступили «обращения» граждан с жалобами на «допущенные» мной в прошлом «нарушения» с требованиями выражения недоверия. В отличие от обращений граждан в мою поддержку ход был дан именно этим обращениям. Обращения в поддержку Спецкомиссия просто проигнорировала. Утверждаю это уверенно, так как ни в одном из материалов судебного дела, а там приложены копии всех протоколов заседаний Спецкомиссии, комитета, сессии СД НАО, нет даже упоминания о самом факте таких обращений, тем более их обсуждения. В дополнение к этому Спецкомиссия по своей инициативе подобрала и другую фактурку, прикрыв количеством предъявленных «обвинений» их сомнительное качество. Здесь следует пояснить, что Спецкомиссия формируется не только для подготовки и принятия заключения о выражении недоверия, но так же и для выражения доверия Уполномоченному. В этом качестве она обязана рассмотреть все поступившие в СД НАО обращения граждан. Нужны ли вам такие депутаты в дальнейшем, которые так грубо и демонстративно игнорируют ваше мнение, решать вам. Выборы не за горами.

По обращению региональной правозащитной организации «Справедливость» от Президента РФ был получен ответ о принятии обращения и направления его для рассмотрения в администрацию Ненецкого округа. Ответа от администрации пока нет.

Общие итоги, выводы и перспективы.

Впечатление от изложенного остается невеселое. С правами человека в округе проблематично. Проверено, как говорится, на собственной шкуре. Правоохранительная система и все три ветви государственной власти округа себя проявили с наихудшей стороны. Пишу это будучи безработным и свободным гражданином, не отягченным статусом лица, замещающего госдолжность или находящегося на госслужбе, с огромным удовольствием, так как могу высказать свое личное мнение и дать всем этим государственным структурам достойную их оценку.

Не буду пространно распространятся, лишь кратко резюмирую. Мое устранение с должности имеет не объективные, а субъективные политические причины. Мое мнение состоит в том, что оно представляет собой сведение личных счетов со стороны председателей СПК РК с использованием на всю катушку своего административного и политического ресурса. У меня сформировалось мнение, что фактической властью в округе является не губернатор, не СД НАО, не суд, не правоохранительные органы, даже не нефтяники, а председатели СПК РК во главе с бессменным лидером А.А. Дитятевым. Аплодирую А.А. Дитятеву. Такое впечатление, что вся государственная власть округа и региональных подразделений федеральных органов власти, как говорится, лежит у его ног. Угнетаемых им и другими председателями СПК РК людей, конечно, жаль, но власть действительно старается сделать их жизнь лучше.

СД НАО преподало нам образцы современной политической нравственности. Теперь все знают, что законодатели округа могут избирательно рассматривать обращения граждан, сразу отбрасывая те из них, которые расходятся с их мнением. Не стесняясь и не стыдясь, те же законодатели демонстрируют решимость убрать неугодного им Уполномоченного, как говорится, не мытьем так катаньем. Я имею в виду простую замену формулировки вопроса в повестке дня сессии от 16 ноября 2010 года с назначения на должность нового Уполномоченного на выражение недоверия действующему, одномоментное поступление необходимых для этого обращений и создание Спецкомиссии. Теперь все увидели достойную восхищения активность этой Спецкомиссии, лихорадочно до последнего момента по своей инициативе собирающую весь «компромат» на Уполномоченного при не менее активном участии в этом окружной прокуратуры.

Законодатели продемонстрировали всем свою жесткую и принципиальную настойчивость в желании видеть и выслушать объяснения от нездорового человека, для которого Собранием были «созданы» условия невозможности подготовить свою защиту, ни по времени, ни по доступу к своим документам, ни по помощи своих сотрудников, для которого это выступление могло закончиться однозначно печально с точки зрения его здоровья.

Депутатами была продемонстрирована высокая нравственная позиция ответственных государственных людей, представителей народа, смело вызывающих на политическое избиение многократно превосходящими силами одного человека, который экспромтом и в одиночку должен был защищаться от многочисленных обвинений, загодя подготовленных специалистами-профессионалами СД НАО, прокуратуры и, возможно, каких-то других заинтересованных структур.

Глава округа, который, по его словам, несет персональную ответственность за все, что происходит в округе, в случае «разборок» со мной как-то скромно отошел в тень в качестве зрителя, предоставив все «лавры» за очевидное по сути беззаконие законодателям-исполнителям. Бездействие в таких случаях бывает иногда красноречивие действия и имеет свою правовую и нравственную оценку.

Депутатами и судами первой и второй инстанций в российском праве созданы интересные прецеденты, которые ждут своих исследователей и последователей. Теперь решением СД НАО применен, а решениями судов двух инстанций узаконен новый принцип установления вины в РФ – по факту написания мнения о виновности на бумаге и подачи ее в законодательный орган. Как зафиксировано в материалах дела, доказательством вины стали не конкретные и доказанные факты каких-либо нарушений, содержащихся в обращениях, а сами обращения об этом в СД НАО. Это относится и к обращениям председателей СПК РК, и к обращениям в поддержку этих обращений, некоторым документам Прокуратуры. Очевидно, что конституционный принцип презумпции невиновности имеет хождение где-то в других местах России.

Этот новый принцип оказался столь хорош и универсален, что оказалось вполне достаточным просто написать что-то про что-то, в чем участвовал Уполномоченный, даже не указывая, в чем он виновен, и попросить его отставки, чтобы Спецкомиссия пришла к выводу – виновен! И приложила эту писанину в качестве доказательства вместе с другими клеветническими доносами. Суды с таким способом доказательств с пониманием согласились.

Речь идет о разделе 2 Заключения Спецкомиссии об обращении от членов лодочного кооператива «Огонек», направленном, правда, не в СД НАО, а губернатору (!) и выступлении на заседании Спецкомиссии гражданина К. В этом обращении речь идет о моем выступлении на собрании членов кооператива. На этом моя связь с этими событиями заканчивается, так как дальше заявители объясняют, что они хотели написать протокол и направить его губернатору вместе с обращениями по вопросам рыбалки, и направили. Но потом оказалось, что что-то напутали, так как протокол им помогал оформлять гражданин Б. Поговорив с гражданином К., родственником одного из председателей, товарищи поняли, что подписали протокол, не изучив его тщательно, и, повинившись перед главой, отозвали протокол из Администрации. Гражданин К., выступая перед членами Спецкомиссии убеждал ее членов в том, что протокол не велся, и что собрания как такового не было, потому что, по его мнению, встреча проходила на берегу (очевидно, собрания должны проводиться только в актовых залах), не избирался президиум, секретарь и повестка дня, и решений не принималось (http://www.dulnev.nrmar.ru/page28.html , раздел 2 Заключения Специальной комиссии СД НАО о выражении недоверия (итоговое)). Следом идет цитата из обращения председателей СПК РК. Процитирую ее полностью: «В последний период времени в г. Нарьян-Маре появилась агитационная группа в составе Уполномоченного в НАО Дульнева Б.Н. и его «верного помощника» бывшего депутата Безумова Н.А., которые всех и без объяснения истинных причин агитируют не исполнять существующее законодательство в области рыболовства, объединяться и бороться с существующей исполнительной, законодательной властью и рыболовецкими колхозами НАО, якобы лишившими их права «на свободный лов рыбы» на территории округа. Указанная группа собирает подписи у различных граждан, прикладывая в последующем к ним тексты обращений в различные структуры, при этом граждане не знают истинные цели всех подобных мероприятий».

Как я уже указал выше, именно само это обращение, а не проверенные и установленные факты, изложенные в нем, стали для СД НАО «доказательством», наряду с указанными выше обращениями к губернатору и выступлением гражданина К. Из всех этих «доказательств» Спецкомиссия делает вывод о том, что я «совершил действия, которые следует квалифицировать как введение в заблуждение граждан и руководства Ненецким автономным округом, и которые направлены на создание конфликтной ситуации между жителями Ненецкого автономного округа и главой Администрации Ненецкого автономного округа».

Эти «доказательства» не вызывали ни тени сомнения ни у депутатов на комитете и сессии, ни у одного из судей двух инстанций. Судей не смутило ни отсутствие какой-либо причинно-следственной связи вывода Спецкомиссии с содержанием обращения членов лодочного кооператива и выступления гражданина К., ни голословность утверждений в обращении председателей. В отличие от приведенных «доказательств» судьи «не услышали» ни мои доводы о том, что никто из председателей ни на одном из трех собраний в разных лодочных кооперативах не присутствовал лично, что ими не представлены никакие доказательства сказанного мной (в виде аудио- или видеозаписей). Суды не восприняли подтвержденную в суде СД НАО информацию о том, что аналогичные обращения и протоколы, поступившие в администрацию и СД НАО из двух других лодочных кооперативов, стали предметом проверки и двух заседаний постоянной комиссии СД НАО по делам МНС с приглашением рыбаков и представителей администрации НАО. Администрация отчитывалась по обозначенным проблемам и получила поручения от депутатов. Спасибо, что суды как-то не обратили внимание, а представители прокуратуры в Спецкомиссии и судах не отреагировали на серьезные обвинения в мой адрес, содержащиеся в обращении председателей. Ведь меня практически обвинили в антигосударственной деятельности по отягчающим обстоятельствам в связи с замещением мной госдолжности, за что предусмотрена серьезная уголовная ответственность.

В этом контексте конечно жаль, что в решениях суда не нашли отражения в качестве установленных фактов один из железных «доводов» представителя СД НАО и логика Спецкомиссии. Представитель СД НАО на полном серьезе объяснила мне и суду, что моя вина вытекает из факта моего знакомства с гражданина Б., интересы которого я когда-то представлял в суде, так как именно его фамилия фигурировала в обращении кооперативщиков в связи с их невнятными объяснениями по протоколу и обращениям. По мнению представителя СД НАО, моя вина также вытекала и из моей ответственности за отсутствие контроля за действиями взрослых и дееспособных мужчин – членов лодочного кооператива. Поскольку они «вдохновились» моим выступлением на собрании, но неправильно оформили свою инициативу, чем смутились сами и необоснованно потревожили и напрягли администрацию округа и губернатора лично (пересказываю позицию немного в вольном изложении, можно прочитать в оригинале в протоколе судебного заседания http://www.dulnev.nrmar.ru/page30.html ).

Не менее интересной новеллой стали и обвинения Уполномоченного в том, что он посмел «высказывать оценочные суждения» в отношении региональных прокуратуры и УВД, а также в отношении исполнительных органов региональной власти. По этому поводу я вынужден обратиться за разъяснениями к Президенту РФ, на Указ которого сослалось СД НАО, а суды согласились с этим доводом. В качестве доказательства СД НАО, в том числе, сослалось на анализ моего ежегодного доклада за 2009 год: «Доклад Уполномоченного по правам человека в Ненецком автономном округе содержит суждения о деятельности федеральных государственных органов.

Так на страницах 53, 64 доклада о деятельности Уполномоченного по правам человека в Ненецком автономном округе в 2009 году содержаться оценочные суждения о деятельности УВД по Ненецкому автономному округу, а также о деятельности прокуратуры Ненецкого автономного округа. Причем оценка деятельности УВД по Ненецкому автономному округу дана в крайне негативном аспекте». Суды не смутились тем, что на странице 64 доклада я похвалил окружную прокуратуру, а на странице 53 содержится цитата материалов той же окружной прокуратуры. Информация о том, что в моем докладе использованы официальные опубликованные материалы государственных органов, указана в начале 2 части доклада. Правом использования этой информации я обладаю на основании соглашений о взаимодействии с этими органами. Помимо этого мне в суде никто не смог объяснить, каким образом можно делать анализ о ситуации с правами человека в НАО, к чему меня обязывает закон об Уполномоченном, без оценочных суждений.

Чем-то новеньким стало и использование в качестве доказательства довода СД НАО о наличии представлений прокуратуры, направленных в мой адрес. При этом ни СД НАО, ни суды не интересовало исполнены они или нет, обоснованы или нет. Представление прокуратуры и его исполнение или не исполнение является рабочим моментом любого государственного органа или органа МСУ. Необоснованное неисполнение таких представлений ведет к привлечению должностных лиц к административной или уголовной ответственности. По отношению ко мне такие санкции не применялись. Следуя логике СД НАО, у нас в России абсолютно все главы администраций всех уровней должны освобождаться от своих должностей досрочно, потому что в отношении каждого из них такие представления выносятся регулярно. В Уставе НАО для СД НАО содержится специальная статья, которая регламентирует действия СД НАО при получении представления прокуратуры. Но почему-то только для одного меня это стало неотразимым для судов доводом для выражения недоверия.

Учитывая свой печальный опыт, могу смело утверждать – защитить свои права в Ненецком округе практически невозможно даже «непростому» человеку. Возможность защитить свои права обычному гражданину нормальным образом еще сложнее. Положительный исход его борьбы — скорее исключение, нежели правило. Действующие редакции законов об Уполномоченных по правам человека и ребёнка в НАО, а также осененные и узаконенные решениями судов подходы СД НАО в применении этих законов позволяют однозначно утверждать, что институты Уполномоченных имеют чисто декоративный и не действующий характер. В существующих правовых условиях Уполномоченные, как лица, замещающие государственные должности округа, фактически не имеют возможности полноценно реализовывать определенные им соответствующими законами округа цели и задачи и использовать свой независимый и неподотчетный статус.

Это означает, что эти институты в существующем виде предназначены исключительно для введения в заблуждение жителей округа, руководства РФ и международного сообщества. Эти институты в существующем виде не оправдывают тех затрат, которые несет на их содержание бюджет округа. Поэтому правильнее было бы эти институты ликвидировать. В противном случае оба закона подлежат полному пересмотру.

С уважением,

Ваш Борис Дульнев

13 апреля 2011 года


Последние новости
Доклад подготовлен в соответствии с Законом Санкт-Петербурга от 17.12.1997 № 227-77 «Об Уполномоченном по правам человека в Санкт-Петербурге» (Закон Санкт-Петербурга)
1 мая 2019 года в Санкт-Петербурге впервые было сорвано проведение согласованного первомайского шествия представителей различных общественных объединений
Представленный Владимиром Лукиным законопроект от 2 апреля 2019 года ожно назвать сюрпризом для представителей СМИ
С осени 2018 года для омбудсмена Ингушской республики Джамбулата Оздоева наступила ситуация, которая можно охарактеризовать одним словом с отрицательным предлогом: «не позавидуешь».
Получивший ранение во время задержания нарушитель армянской границы азербайджанец помещен в больницу, где его посетил Защитник прав человека в Армении Арман Татоян.
Депутаты Законодательного собрания Калужской области готовятся к выборам Уполномоченного по правам человека региона
Внеочередной публичный специальный доклад омбудсмена Армении напечатан на трех языках.
О том, является ли универсальное детское пособие решение проблемы бедности среди детей.
Директор по чрезвычайным программам ЮНИСЕФ Мануэль Фонтейн об угрозе для детей
На итоговом заседании Экспертного совета при омбудсмене Архангельской области была рассмотрена тема защиты прав лиц с нарушениями психического здоровья