журнал о деятельности национальных учреждений по правам человека
Деятельность омбудсманов
Справочная информация
Исследования
Правозащитный дайджест


Ссылки на сайты Уполномоченных
Нурди Нухажиев: «Не в традициях чеченцев принуждать девушку к браку»

Юная 17-летняя невеста Луиза и ее 46-летний жених полицейский Нажуд Гучигов в отделе за́писи а́ктов гражда́нского состоя́ния (ЗАГС).

Еженедельно в России происходят тысячи свадеб. Среди них бывают такие, которые неоднозначно воспринимаются в обществе. Свадьба юной 17-летней невесты Луизы и достаточно зрелого мужчины — 46-летнего начальника Ножай-Юртовского отделения полиции Чеченской Республики Нажуда Гучигова стала одной из них. Почти ни одно российское СМИ, а также некоторые зарубежные издания не отказали себе в удовольствии написать об этом. В связи с большой разницей в возрасте молодоженов и несовершеннолетием невесты в некоторых СМИ и в комментариях были намеки на нарушение прав человека. Учитывая специфику нашего издания, мы решили узнать, что думает по этому поводу Омбудсмен Чечни Нурди Нухажиев.

Омбудсмен Чечни Нурди Нухажиев.

Нурди Садиевич, как Вы восприняли известие о предстоящей свадьбе Луизы и Нажуда Гучигова?

— К началу этого свадебного ажиотажа меня не было в республике. Я был в Мекке — совершал малый хадж. Тот, кто имеет представление о хадже, знает, что в этот период времени мусульманин отстраняется от всего мирского, его мысли заняты молитвами и покаянием. Узнал о самой свадьбе и ажиотаже в СМИ по возвращении в республику. Как воспринял? Вполне адекватно. По горским меркам 46 лет — возраст непреклонный. В этом возрасте мужчина в горах полон сил, уверен в себе, в своих силах и возможностях. А девушка в 17 лет — состоявшаяся личность. Поэтому никаких негативных ассоциаций у меня разница в их возрасте не вызвала.

— Насколько часто в вашей республике девушки выходят замуж в таком, все-таки, юном возрасте, в том числе, по сравнению с другими субъектами России?

— Как и везде такие случаи имеют место быть, хотя это и не массовое явление для Чечни. Как говорится, сердцу не прикажешь, а любви все возрасты покорны. Эти слова, кстати, имеют нечеченское происхождение. Я думаю, несправедливо будет выделять республику именно в данном вопросе. Если Чеченская Республика и выделяется на фоне других субъектов, так это тем, что здесь нет брошенных детей и родителей, ночных клубов и развлекательных заведений, подпольных казино и прочих разлагающих человека и разрушающих традиционную семью заведений.

Между тем, у нас в стране нередки случаи, когда школьницы 13-14 лет становятся матерями-одиночками. Есть у нас народы, у которых девушку выдают замуж чуть ли не с 12-13 лет, и этот обычай сохранялся даже в самое лютое в отношении религиозных традиций советское время.

В вопросе брака чеченцы всегда придерживаются определенного возрастного ценза. Неравные и ранние браки являются скорее редким исключением, чем правилом. Хотя бы по той причине, что здесь необходимо обоюдное согласие на брак. Любое насилие над женщиной в Чечне всегда было порицаемо и наказуемо.

— Почему эта свадьба вызвала такой ажиотаж? По своему масштабу он был не меньше свадеб некоторых звезд шоу-бизнеса.

— Ажиотаж был искусственно создан. Не мне Вам объяснять, как некоторыми журналистами для достижения каких-то своих карьерных или иных целей используются приемы и технологии манипуляции общественным сознанием. Посредством СМИ запросто можно сформировать положительный или отрицательный образ не просто одного отдельно взятого человека, но и целого народа. Мы еще не так далеко ушли от того времени, когда в сознании россиян активно формировался образ «злого чечена». Была у нас и «чеченофобия», и «кавказофобия» и «исламофобия». И все это не в последнюю очередь — продукт деятельности некоторых СМИ, причем деятельности несамостоятельной. Нет, да и не может быть полностью и всецело независимых изданий. Изданию нужна аудитория, нужны спонсоры, а для этого изданию нужны жаркие дискуссии, громкие скандалы и разоблачения. А Чечня-это устоявшийся тренд. Не один десяток военных и журналистов, политологов и экспертов сделали свою карьеру на Чечне. Ну «не отпускает» их Чечня! Вот и летят сюда на всех парах «мобильные группы» и журналисты за рейтингом.

Для раскрутки конкретно данной свадьбы были брошены отборные журналистские кадры, набившие уже руку на таких заказных «сенсациях». Это дало возможность на протяжении чуть ли ни целого месяца муссировать тему, перескакивая из одной плоскости в другую и закручивая сюжет даже тогда, когда тема для обсуждения уже себя исчерпала.

— Президент Чеченской Республики Рамзан Кадыров поддержал свадьбу и, по сути дела, принял на себя массив критики по поводу так называемого «нарушения прав человека в Чечне». Почему он так поступил? Ведь он мог просто промолчать.

Эти вопросы будет уместно задать ему самому. Что касается массива критики по поводу «нарушения прав человека в Чечне», которую он принял на себя, могу сказать следующее: массив этой критики начал литься на Рамзана Кадырова со страниц либеральных СМИ еще задолго до новости о свадьбе. И это не случайно. В очередном всплеске античеченской истерии налицо четкая системная работа по созданию негативного образа чеченского руководства в глазах неискушенного в технологиях информационной войны российского обывателя. Это одно из звеньев полномасштабной информационной войны, нацеленной, прежде всего, на дискредитацию руководства страны. А ввиду значимости в сегодняшних реалиях для России ситуации в Чеченской Республике, основной удар информационной армады нацелен непосредственно на «виновника» мира и стабильности в Чечне — Рамзана Кадырова. Все эти и другие информационные провокации — своего рода месть за его позицию в отношении Запада, в вопросах внутренней политики России, украинского кризиса, за его критику российской оппозиции. С критикой Р. Кадырова, как правило, выступают одни и те же издания. При этом ими напрочь игнорируются все его положительные начинания и достижения. Хотя есть немало случаев, когда чеченский опыт как положительный перенимается в других регионах РФ.

— Как государственным правозащитником, Вами были зафиксированы нарушения прав человек с чей-либо стороны? К Вам кто-либо обращался по этому поводу?

— По поводу принуждения к женитьбе или замужеству обращений не было. И в данном конкретном случае обращения также не было. Конечно, несмотря на это, мы проверяли появившуюся в соцсетях и СМИ информацию о принуждении девушки к браку. И было это сделано в ненавязчивой, корректной форме. По нашим данным никакого нарушения ее прав не было. Были слухи, домыслы, раздутые СМИ. Сделать большее мы просто не имеем права, потому, как речь идет о личных отношениях людей. А частная жизнь у нас пока еще охраняется законом. В моей практике и раньше встречались вопросы, проблемы, которые мы не могли выносить на суд общественности, публично обсуждать. Это касалось частной жизни, личных и семейных отношений. Публичность в таких вопросах противоречит и светским законам, и религиозным, а также культуре и традициям чеченцев. Без согласия заявителя, к примеру, я не имею права оглашать обстоятельства дела заявителя, публично обсуждать их, выдавать СМИ и т.д., тем более, в подобных случаях.

— Можно сказать, что Чеченская Республика на уровне высшей власти, по сути дела, одобрила такие «неравные по возрасту» бракосочетания? Кстати, мой друг писатель Юрий Енцов написал на своей странице в Фейсбуке следующее: «Я 47-летнему полицейскому завидую белой завистью. И тому, что ему всего 47, а мне уже 54 и тому, что женился с шумихой и кортежем (хотя это больше невесте и ее родителям почет. Даже если как некоторые пишут «тейп так решил», то этому я тоже завидую, потому что у меня нет никакого тейпа.»

— Не надо утрировать. К вопросу ранних браков отношение Главы Чеченской Республики известно всем. Как никто он озабочен здоровьем своей нации. Рамзан Кадыров приложил серьезные усилия для искоренения ранних браков, похищений невест в Чечне! Минимальный возрастной ценз — 17 лет, установленный для замужества в Чеченской Республике, если вы заметили, выше, чем допустимый в целом по России. Думаю, что если бы такие браки носили массовый характер в чеченском обществе, то этот случай, вряд ли стал бы такой сенсацией для журналистов. Даже Рамзан Ахматович не может заставить девушку кого-то полюбить, а эта пара, насколько известно, общалась задолго до того, как история дошла до Главы республики. Кстати, узнал он о ней, так же как и я — из СМИ. Что же до «зависти» и «почета», то в данном конкретном случае такой «пиар» в СМИ был бы на руку любой светской львице, но не чеченской девушке. В культуре чеченского народа такой «пиар» только вредит репутации девушки.

— Как Вы считаете, как повлияет эта свадьба на изменение менталитета общества по поводу разницы в возрасте между женихом и невестой?

— На этот вопрос ответ даст только время, я не буду как некоторые политологи гадать на кофейной гуще и делать прогнозы. Чтобы узнать мнение общества можно провести опрос населения. Конечно, можно рассуждать о любви или ее отсутствии. Но если исходить опять же из реальности, то много ли в России девушек выходят замуж по большой любви!? А если и выходят, судя по статистике разводов и количеству матерей-одиночек, больно скоротечна эта любовь. Тем, кто мусолит чеченскую тему, я бы посоветовал поближе познакомиться с культурой чеченского народа, изучить его ментальность. Тогда им будет понятно хотя бы то, почему чеченская девушка перед посторонними и тем более объективом телекамеры не изливает свои чувства. Еще раз повторяю, не в традициях чеченцев принуждать девушку к браку, тем более посторонними людьми. Если какое-то давление и оказывается, то в виде уговоров, советов, и это «давление» оказывают только самые близкие ей люди, подруги. Такое я думаю, встречается крайне часто и в русской среде, когда родители уверены, что будет благом для будущего их дочери или сына… Но ни в коем случае это не принуждение.

— Вы участвовали на свадебном торжестве? 

— Нет, на свадьбе я побывать не смог.

— Какое пожелание Вы бы высказали новой ячейке чеченского общества?

Пожелания тем, кто хочет, но не может. Скажу русской присказкой: «Если нельзя, но очень хочется, значит можно, ну а если можно и не решаются, значит им этого не очень-то и хотелось».

— Чечня — это светская республика, законодательство которой, как и в России в целом, не допускает двоеженство. Но некоторое время тому назад этот вопрос обсуждался в обществе. Как чеченское общество относится к этому вопросу? Не станет ли следующей «информационной бомбой» разрешение в Чечне двоеженства?

— Многоженство и неравные браки встречается не только у кавказских этносов и народов Востока. Это явление не редкость и для славянских народов. Взять хотя бы звезд отечественного шоу-бизнеса, олигархов и даже политиков. Не отстают в этом плане и хранители либеральных ценностей. Одна жена в паспорте, несколько гражданских и целая обойма любовниц. Это реальность теневой жизни большинства наших известных и не очень — сограждан. Сюжетов на эту тему можно увидеть немало и на наших федеральных каналах. Для мусульман женитьба – это большая ответственность и перед Всевышним, и перед людьми. С одной стороны, безусловно, есть Конституция, которую мы обязаны соблюдать, а с другой есть и религия, канонам которой верующие граждане также обязаны следовать. Ислам не обязывает мусульман к многоженству, но он дает им право, при соблюдении определенных правил, иметь до 4 жен одновременно. Но это повторюсь не требование, а дозволенность. Не каждый мусульманин может позволить себе такую «роскошь». В Исламе по этому вопросу крайне жесткие требования.

— Ислам дозволяет, но российское светский семейный кодекс более однозначен: нет и все!

— Как бы мы к этому не относились, но у искренне верующего человека, христианин он или мусульманин, основы религии всегда будут превалировать в мотивах его поступков, потому что это слово Божье, а законы земные писаны человеческой рукой. Естественно, рукотворные законы редактируются и изменяются. К вопросам этой категории государство должно подходить крайне осторожно и находить приемлемые компромиссы. Надо сделать так, чтобы закон и религиозные установки не вступали в противоречие. Да, мы светское государство и религия отделена от государства, но при этом в школах преподают слово Божье. Руководители и чиновники ходят в церкви, мечети, синагоги, крестятся на людях, участвуют в религиозных обрядах, молятся. Вспомните, что даже в период борьбы с классовыми и религиозными элементами в недавнем прошлом нашей истории были весьма интересные примеры того, как власть опиралась на религию, когда это было нужно и значимо для страны.

— Что за примеры?

В 1943 году, в тогда крайний еще тяжелый военный период, например, Русская православная церковь получила серьезные послабление от советского правительства. Помимо службы в церквях священники получили возможность выезжать на передовую, чтобы отслужить молебен. Были идейные коммунисты разных национальностей, но были и те, кто, несмотря на все репрессии и преследования верующих со стороны государства, ходили в церковь, крестились, совершали молитвы, держали уразу. То есть даже в такие лютые времена власть вынуждена была закрывать на какие-то вещи глаза. То же самое и с многоженством, теоретически его нет, а фактически оно имеет место быть.

Какой вывод из этого?

— Разрешение поднятых обществом проблем на законодательном уровне не такая уж неразрешимая задача. Просто необходимо осознать и признать существование этих проблем, а потом взяться за их решение на самом серьезном уровне. Вообще, корни остракизма в адрес исламского понимания семьи растут из той среды, которая пренебрегая человеческим естеством, добивается легализации в России однополых браков, проституции и прочих уничтожающих традиционную семью и извечные человеческие ценности вещей. Эти черные силы разрушают не только устои мусульманского мира, как мы это видим на примере стран Ближнего Востока. Атака идет и на ценности христианского мира.

— Для Уполномоченного по правам человека все равны?

— Для меня, да. Моя обязанность как правозащитника, уполномоченного государством защищать права и свободы жителей республики. Поэтому для меня в принципе, нет разницы, чьи права отстаивать — гражданской жены или официальной. В этом они равны перед законом. Но согласно нашим законам получается, что некоторые все-таки равнее. У одних ведь есть штамп в паспорте о регистрации брака, а у других его нет. Несправедливо как-то.

— Спасибо за ответы.


Последние новости
Уполномоченный по правам человека Татьяна Мерзлякова приняла участие в конференции на тему «Разнообразие культур: актуальные проблемы взаимодействия»
Осужденному выдано медицинское заключение о наличии заболевания препятствующего содержанию под стражей
Уполномоченный по правам человека Татьяна Мерзлякова провел заседание Рабочей группы по защите прав населения на пассажирском транспорте
Результат участия бизнес-омбудсмена Забайкалья Виктории Бессоновой в проверке сумму штрафов удалось снизить с почти 2 миллионов до 275 тысяч рублей
Андрей Кабанов не раз говорил, что сожалеет, что досрочно оставил должность омбудсмена Ивановской области и перешел на работу в правительство региона.
Президент России Владимир Путин поприветствовал участников и гостей XIV Съезда уполномоченных по правам ребенка в субъектах РФ
Уполномоченному по защите прав предпринимателей Забайкальского края Виктории Бессоновой удалось защитить интересы и отстоять законные права бизнесмена.
Послу США в Российской Федерации по поводу обеспокоенности США правами человека в Чеченской Республике, которую высказала постпред Соединенных Штатов Америки при ООН Никки Хейли
В Белгороде начал свою работу очередной Всероссийский съезде уполномоченных по правам ребенка в субъектах РФ.
В Ингушетии прошла церемония вручения удостоверений членам общественной наблюдательной комиссии Республики Ингушетия нового созыва