журнал о правах человека и деятельности национальных учреждений по их защите
Деятельность омбудсманов
Справочная информация
Исследования
Правозащитный дайджест


Ссылки на сайты Уполномоченных
Разговор с общественником об омбудсмене в Саратовской области

Наталия Королькова.

Саратовская область одним из первых субъектов РФ, на территории которого в 1998 году был учрежден институт Уполномоченного по правам человека. Через месяц в этой области начнется процесс выдвижения третьего по счету регионального Уполномоченного по правам человека на очередной пятилетний период. Если раньше многие даже не выговаривали слово «омбудсмен», то сейчас достаточно желающих занять эту должность, порой, к сожалению, незаслуженно.

На эту тему мы решили поговорить с одним из авторитетных общественных деятелей области, председателем комиссии по социальной политике и здоровому образу жизни граждан Общественной палаты области, руководителем общественной организации трезвости и здоровья Наталией Корольковой.

— Наталия Александровна, как вы считаете, должность регионального омбудсмена, это синекура ? Почему так много желающих занимать ее из числа прокурорских работников, депутатов, правительственных чиновников...?

— Я не хотела бы комментировать этот вопрос. Но считаю, что все зависит от кандидата на эту должность и тех, кто наделен правом выдвигать своих кандидатов. Лично я считаю, что работа омбудсмена, это не легкая работа. Если относится, конечно, к своей работе добросовестно, с душой и сочувствием людей.

— Посмотрите, к Уполномоченному люди идут тогда, когда уже прошли всех, и везде их игнорировали. Тогда, когда люди нигде не могут найти справедливости и идут за помощью уже в такие структуры, — объясняет она. – Институт уполномоченного — интересная структура, с одной стороны это чиновник, который деньги получает и аппарат имеет, а с другой стороны этот чиновник должен стоять на страже интересов людей, и это сложно. Сложно пройти между «Сциллой и Харибдой», потому что можно впасть, с одной стороны в полное «очернительство», и стать маргиналом, человеком отрицающим власть, а, с другой стороны, можно забронзоветь и стать таким чиновником, что и не услышать эти «боли» людские.

— А разве народ недоволен? — пытаюсь понять логику ее мысли.

— На мой взгляд, недоволен, и голоса недовольства людей будут усиливаться, — говорит Наталия Александровна. — Был такой период стабилизации и надежды, а сейчас, особенно, в последнее время я вижу, что, почему-то власть, и федеральная, и наша, она подсела на эту иголочку безденежья, и один ответ на все — «Денег нет!». Вот эти слова стали настолько часто употребляемыми, что при таком слабо психическом здоровье населения, это очень опасная вещь, потому что люди впадают в депрессию. Ведь для человека уверенность — один из главных критериев стрессоустойчивости. Многие, к сожалению, не обращают на это должного внимания, что очень важно. Особенно для человека, родившегося в «советский период», прожившего в нем какое-то определенное время.В том обществе нас в этой уверенности всегда держали, даже в четкой самоуверенности, что было правильно, на мой взгляд. Были, конечно, и минусы, много кричали о приписках, очковтирательстве и другом. Сейчас нам хочется иногда, чтобы кто-то сказал, что не так все плохо, что есть надежда, и надо жить.Молодым говорят: «Рожайте детей побольше!», но при таком душевном настрое, который существует сейчас, при неуверенности и определенной ментальности, все чаще слышишь, что все рухнет, не будет долго держаться — это страшный разговор. Хочу отметить, что именно с этого начался распад Советского Союза:«Куда пойти человеку простому от этой безнадежности?»

На этом фоне Общественная палата, омбудсмен, а на самом деле, это отдушина для людей, которые могут прийти и просто высказаться, чтобы его спокойно выслушали с сочувствием в глазах, с пониманием, иногда и этого достаточно. Не всегда найдешь механизм решения проблемы такого человека; порой сам человек понимает, что его не найти, но ему нужно поговорить об этом, высказать боль свою, чтобы его услышали, и хоть как — то были расположены к нему.

Эти два института – Общественная палата и Уполномоченный по правам человека, на мой взгляд, эту роль и выполняют, но в отличие от омбудсмена,Общественная палата, работает на опережение. С этой точки зрения у омбудсмена, мне кажется, не хватает системности. То есть, очень много точечной работы с людьми по проблемам разного толка, которая не заметна для других.

Сегодня, мне кажется, омбудсмену не хватает умения систематизировать проблемы и выносить какие-то предложения по предотвращению дальнейшего вала этих жалоб, по решению этих проблем. Например, чтобы была поставлена какая-нибудь глобальная проблема, которая важна для людей. Благодаря которой можно выйти сразу на какие-то политические решения. Понятно, что советовать всегда легко, а принимать решение трудно.

Работая рядом с властью, часто получая больше информации о ней, омбудсмен начинает учитывать трудности власти. Это тоже большая проблема.Мы сейчас тоже сталкиваемся с этим в Общественной палате. На многие наши вопросы власть отвечает коротко: «У нас есть трудности, у нас нет денег» и так далее. Я, например, определила для себя, что это не наша проблема, это трудности правительства, управленческого аппарата, мы решать эти трудности и учитывать не должны, а если мы будем это учитывать, то тогда все должно быть прозрачно и по доходам, и по расходам, чего нет до сих пор. У нас нет полной открытости, в том числе по бюджету.

Власть должна приветствовать людей, которые интересуются этим вопросом. Пусть порой их вопросы не всегда точны. Пусть они, не владея информацией, будут задавать вопросы не в том ракурсе, но это живая работа с людьми.

— Получается, что роль омбудсмена заключается в том, чтобы учить власть разговаривать с людьми? — спрашиваю свою собеседницу.

— Да, формат работы с общественностью очень важен, и его надо развивать, на мой взгляд. И этому может способствовать омбудсмен.

— А какими качествами должен обладать человек претендующий на должность омбудсмена?

— На этой должности должен быть публичный человек, с харизмой, притягивающий людей к себе, человек который своими личностными качествами может быть достаточно независимым в разговоре с властью, и в открытом разговоре с людьми. Это обязательно должно быть, и тогда институт будет по-другому работать.

— А с точки зрения профессионального опыта?

— Профессиональный опыт, это опыт работы с людьми. Кстати, я не считаю, что омбудсмен должен быть обязательно юристом, потому что юридическое сопровождение, все равно через аппарат организовать можно. Даже может быть наоборот, пусть он не будет юристом, чтобы не обременяла его прошлая деятельность. Посмотрите, например, на прокурорских работников. Это люди с определенным отпечатком, даже по лицу видно, что они прокуроры, это формируется годами, этот менталитет, дух прокурорский и очень трудно себя перестроить потом, стать человеком из народа, что очень важно.

Надо, чтобы человек на этой должности был с таким стержнем внутренним, что даже если нет общественного контроля над ним, что бы у него был внутренний самоконтроль совести – это намного важнее на самом деле, тогда и не нужно этого общественного жесткого контроля, если у человека есть внутренний стержень.

Но сегодня важно, чтобы омбудсмен был выбран не по принципу удобности. Хотя, конечно, надо учитывать способности человека к сотрудничеству, к определенному творчеству, это тоже важно, потому что если человек не обладает способностью работать с людьми, с другой точкой зрения, в том числе по вопросам политики, или просто учитывать разных походы к проблемам, то он сам может быть проблемой, и для власти, и для общества. Очень важно найти «живого человека», который мог бы помогать губернатору, потому что это все в помощь, когда определяются болевые точки и когда общими усилиями пытаются их решить.

Конечно, требования мы можем расписывать для идеальной личности, но идеальной личности не бывает, но, тем не менее, мне кажется, наша Саратовская земля богата людьми, и надо только, чтобы те, кто наделены правом выдвигать своих кандидатов на должность Уполномоченного по правам человека в Саратовской области, относились к этому со всей ответственностью.

— Вы уверены, что это будут настоящие выборы? До сих пор омбудсманов в нашей области выбирали на безальтернативных условиях, кроме первого омбудсмена области Александра Ландо.

— Не уверена, что власть готова к тому, чтобы найти того человека, который реально мог бы оживить институт Уполномоченного по правам человека. Хотя, считает, что «его надо оживлять».

Но, скорее всего, будет использована та же схема продвижения, которая обычно применяется при выдвижении людей на должность «денежную и хлебную» (каковыми считаются госдолжности, где достойная зарплата и социальная защита): по знакомству, по семейно-клановым соображениям. То есть не по тем требованиям, которые должны предъявляться к претенденту на эту общественно-значимую должность.

— Может Общественная палата области проявит характер? Ведь на этих выборах, в отличии от прежних, она наделена правом выдвигать своего кандидата.

— Без комментариев.


Последние новости
Уральский Битлз клуб организовал цикл лекций–концертов через кабельное телевидение в исправительных колониях
Армянская сторона предпринимает все усилия, чтобы показать миру реальную картину происходящего в Арцахе (Нагорном Карабахе) и вокруг него
Защитник прав человека в Арцахе  (Нагорном Карабахе) - омбудсмен Артак Бегларян о Совете Европы
Омбудсмен Армении извещает, что азербайджанские военные обезглавили плененного армянского военнослужащего
Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) призвал Азербайджан и Армению прекратить конфликт, который нарушает права гражданского населения. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на пресс-службу страсбургского суда.
Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет выступила с заявлением о нагорно-карабахском конфликте.
Омбудсмен России Татьяна Москолькова обратилась к своим коллегам - омбудсменам Азербайджана и Армении
Омбудсмен Армении и омбудсмен армянонаселенной самопровозглашенной Республики Нагорный Карабах пишут наступлении Азербайджана в направлении Нагорного Карабаха
По инициативе омбудсмена Армении совместно с Советом Европы впервые на территории государства-члена СЕ будет реализована программа в биомедицинской сфере с целью защиты прав человека.