журнал о правах человека и деятельности национальных учреждений по их защите
Деятельность омбудсманов
Справочная информация
Исследования
Правозащитный дайджест


Ссылки на сайты Уполномоченных
Совместное заявление Уполномоченного по правам человека и Общественной палаты Чеченской Республики

Заявление Главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова о необходимости решения старой и весьма чувствительной проблемы — установление границы между Чеченской Республики и Республикой Ингушетия резко всколыхнуло жадное на новости из Грозного информационное сообщество России. Кто только не пишет про это, тщательно разыскивая в выступлении руководителя Чеченской Республики какие-то скрытые мотивы и сопровождая свои комментарии различными прогнозами возможного развития ситуации в будущем, как всегда, отличающиеся безысходностью или мрачной перспективой. Но все ли так плохо? Разве строго очерченные границы между отдельными субъектами права — республиками и областями в рамках федерации – это не норма? Ведь межевое разделение обычно имеет место даже между родными братьями. К чему такие страсти?

Говоря об отсутствии границ между Чечней и Ингушетией, необходимо отметить, что главным фактором этой затянувшейся неопределенности был внеправовой, стихийный распад Чечено-Ингушетии в 90-х годах прошлого века. Сунженский и часть Малгобекского районов (до объединения с Ингушетией входившие в Чеченскую АО), основное население которых, в результате целенаправленной миграционной политики, стало ингушским, были брошены на произвол судьбы. Чем и не преминули воспользоваться лидеры ингушей.

Несколько слов о предыстории этой проблемы.

О своих претензиях на территорию Чечни (Сунженский и северо-восточная часть Малгобекского районов) ингуши впервые заявили в закрытом письме ингушской интеллигенции в ЦК КПСС 1972 года. О существовании такого письма большинство чеченцев узнало намного позже, в начале 90-х годов прошлого столетия.

В фойе Дворца культуры, где проходил 2-й съезд ингушского народа в 1989 году, была выставлена начертанная от руки карта Ингушетии, где Сунженский и Малгобекский районы были показаны в составе будущей Ингушской Республики. На возмущенные требования чеченцев к организаторам съезда объясниться по этому поводу, те дружно не признали этот факт.

Но уже в 1990 году Оргкомитет по восстановлению ингушской автономии, выбранный на 2-ом съезде ингушского народа, уже публично стал заявлять о своих видах на эти два района.

В июне 1992 году Верховным Советом Российской Федерации был принят Закон «Об образовании Ингушской Республике в составе Российской Федерации», который не определил конкретных границ новой республики. Таким образом, высший представительный и законодательный орган России сбросил решение этого острого вопроса на плечи самих республик.

По настоятельным требованиям Парламента ЧРИ, с 1993 года начались консультации сторон по будущей границе на уровне общественности двух республик. Указами руководителей двух республик были созданы «государственные комиссии Сторон по пересмотру границы между Чеченской Республикой-Ичкерия и Республикой Ингушетия, взяв за основу переговоров границу 1934 года», которые подготовили проект соответствующего соглашения о пересмотре границы между ЧРИ и РИ. Это соглашение было подписано Д.Дудаевым и Р.Аушевым 23 июля 1993 года.

По Соглашению «Об определении государственной границы между Чеченской Республикой-Ичкерия и Республикой Ингушетия» под юрисдикцию ЧРИ должны были перейти следующие населенные пункты: из Сунженского района -Серноводская, Ассиновская, Чемульга, Аршты, Карабулак, Троицкая, Нестеровская, Орджоникидзевская (Сунженский район); из Малгобекского района — Вознесеновская, Акки-Юрт и Новый Редант (Малгобекский район). Но обострение обстановки внутри Чеченской Республики, начало первой, а затем и второй чеченской войны прервали завершение этого процесса.

С окончанием военных действий, проведением референдума о статусе республики 23 марта 2003 года и с избранием затем Президента и Парламента республики, вопрос определения границы Республикой Ингушетия вновь получил свою актуальность.

С этих пор вопрос о необходимости территориального размежевания Чечни и Ингушетия или объединения их в один субъект, в республике поднимали не раз. В последний раз это было два года тому назад, что было связано с не совсем адекватным интервью Президента РИ Ю. -Б.Евкурова «Российской газете».

Резкое выступление по этому поводу председателя Парламента ЧР, а также реакцию на интервью Евкурова Уполномоченного по правам человека в Чечне помнят до сих пор. Но рассмотрение вопроса, по просьбе федерального центра, в связи с необходимостью введения в действие на территории Чечни и Ингушетии Федерального Закона №131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», было вновь отложено.

И вот теперь новая постановка этого вопроса в повестку дня, надеемся что последняя.

Следует отметить, что вопрос о необходимости территориального разграничении между Чеченской Республикой и Республикой Ингушетия ставился не только с чеченской стороны. Ингушские власти неоднократно обращались к федеральному руководству по этому вопросу, но не с просьбой объективного рассмотрения дела, а одностороннего закрепления существующего положения дел, когда Сунженский и часть Малгобекского районов входят в состав Республики Ингушетия.

Особенно настойчивыми эти обращения в Москву были именно тогда, года чеченскому народу, стоящему на грани физического выживания, было совсем не до этого. Как пример можем привести обращение депутатов Народного Собрания Республики Ингушетия от 13 февраля 2003 года, направленное на имя Президента Российской Федерации В.Путина.

Неопределенность границы между Чечней и Ингушетией создает множество проблем между ними.

Так, в наш адрес поступают обращения жителей республики, проживающих в пограничных с Республикой Ингушетии районах, о фактах самозахвата отдельными хозяйствующими субъектами Ингушетии, пользуясь нерешенностью вопроса границы между ЧР и РИ, земель являющихся неотъемлемой частью Чеченской Республики.

В первую очередь это касается сельскохозяйственных угодий в районе поселка Горагорский, а также в районе станиц Ассиновской и Серноводской.

Регулярно приходят жалобы на безжалостную промышленную вырубку букового леса в районе Ялхароя и Галанчожа, проезд куда, из-за отсутствия автомобильной дороги в самой Чеченской Республике, возможен только со стороны Ингушетии.

Определенные неудобства создает нерешенность пограничного вопроса и силовым структурам двух республик в их борьбе с незаконными вооруженными формированиями.

Таким образом, честное, спокойное, без лишних эмоций, обсуждение этой проблемы с ингушской стороной и максимально справедливое определение административной границы между Чеченской Республикой и Республикой Ингушетия, на основе взаимных компромиссов, не только не рассорит нас друг с другом, а, наоборот, послужит дальнейшему укреплению дружбы и согласия между братскими чеченским и ингушским народами.

Уполномоченный по правам человека в ЧР

Н.С.Нухажиев

Председатель Общественной палаты ЧР

Г.К-С. Батаев


Последние новости
Из Беларуси продолжают поступать сообщения о репрессиях
Биография Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Чувашской Республике
На мероприятии по вопросам свободы прессы и свободы выражения мнений в Женеве Верховный комиссар по правам человека Мишель Бачелет выступила с заявлением о нарушениях прав журналистов
Российские власти обязаны провести полноценное расследование и установить, кто несет ответственность за отравление оппозиционера Алексея Навльного.
В Санкт-Петербурге проходят траурные мероприятия.
При этом нарушением прав она назвала огласку юристами и родителями ситуации 14-летней девочки.
Константин Домогатский решением Орловского областного Совета народных депутатов назначен на должность Уполномоченного по правам ребёнка... Read More »
Джамбулат Оздоев после десяти лет работы в качестве государственого правозащитника, занял пост исполняющего обязанности руководителя администрации главы региона