журнал о деятельности национальных учреждений по правам человека
Деятельность омбудсманов
Справочная информация
Исследования
Правозащитный дайджест


Ссылки на сайты Уполномоченных
Тринадцатый Омбудсман в субъектах Российской Федерации Сергей Крыжов об институте, о себе, о власти…

Сергей Крыжов - первый Уполномоченный по правам человека в Московской области

В 2001 году Московская область стала тринадцатым субъектом России, законодательный орган которого назначил на должность своего первого Уполномоченного по правам человека. Им стал Сергей Крыжов. Будущий омбудсман Подмосковья, прослужив больше двадцати лет в военном научном учреждении, получил юридическое образование и стал заниматься правозащитной и общественной деятельностью. Проработав пять лет в должности уполномоченного по правам человека, в 2006 он покинул свой пост, но не прекратил заниматься вопросами становления института омбудсмана в России. В частности, в рамках созданного им Межрегионального фонда «Объединение уполномоченных по правам человека» реализуются программы, направленные на развитие взаимоотношений между властью и обществом. Был депутатом Московской областной думы.

В настоящее время Сергей Крыжов депутат Совета депутатов городского поселения Сергиев Посад (Московская область), член Европейского института омбудсмана.

— Сергей Борисович, Вы относитесь к первой группе уполномоченных по правам человека в субъектах РФ. Мне кажется, что большинство из вас были романтиками, которые искренне считали, что они способны заставить чиновников уважать и соблюдать права человека. Вы согласны с этим?

— В определенной мере это так. Немаловажную роль играло то обстоятельство, что среди первых Уполномоченных по правам человека в субъектах было много тех, кто имел опыт общественной и правозащитной работы. А их еще малочисленное сообщество было сплоченнее.

— Московская область стала тринадцатым субъектом России, где была учреждена должность Уполномоченного по правам человека в субъектах, а сегодня из 83 субъектов лишь в 13 нет такой должности. Правда, во всех субъектах есть Уполномоченный по правам ребенка, хотя деятельность некоторых из них вызывает определенные вопросы относительно их независимости и объективности. Но у них есть Ассоциация, председателем которой является Уполномоченный при Президенте по правам ребенка.

Как вы считаете, как можно объединить Уполномоченных по правам человека в рамках единой страны и что это должно быть за объединение, если учесть, что все Уполномоченные независимы друг от друга по закону?

— На самом деле такое объединение де-факто произошло уже давно. Мне довелось участвовать в подготовке документов и создании Координационного совета Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и уполномоченных по правам человека в субъектах Российской Федерации (КС), а впоследствии в 2004—2006 годах быть сопредседателем этой организации. Председателем КС является Уполномоченный по правам человека в РФ, а сопредседателем – избранный на два года один из Уполномоченных по правам человека в субъектах РФ. Существуют объединения Уполномоченных и в федеральных округах. Сегодня это неформальные организации, на заседаниях которых обсуждаются общие для многих регионов и для всей страны проблемы обеспечения, соблюдения и защиты прав человека и гражданина. Я считаю, что должен быть принят федеральный закон об основах деятельности Уполномоченных в субъектах РФ, где, в том числе, им будет дано право создания объединения Уполномоченных по правам человека, подобно созданию объединений органов местного самоуправления.

— Расскажите, пожалуйста, о Фонде Уполномоченных по правам человека, который Вы создали будучи Омбудсманом Московской области совместно с некоторыми своими коллегами.

— Со дня вступления в должность Уполномоченного по правам человека в Московской области я начал работу над созданием формальной ассоциации всех Уполномоченных. Больше года шла переписка, но большинство из них проявляли, мягко говоря, осторожность. Тогда я решил пойти по пути наименьшего сопротивления: включить в нее тех, кто готов это сделать. Это были Владислав Виноградов — Уполномоченный по правам человека в Астраханской области (2001—2005) и Александр Ландо — Уполномоченный по правам человека в Саратовской области (1999—2004). В сентябре 2002 года Межрегиональный фонд «Объединение уполномоченных по правам человека» был зарегистрирован. Учредители избрали меня президентом фонда. Это некоммерческая организация, реализующая проекты, помогающие Уполномоченным по правам человека в работе. Например, нами была организована работа по разработке и внедрению компьютерной программы регистрации и сопровождения рассмотрения обращений к Уполномоченному, которой сейчас пользуется большинство региональных омбудсманов.

— Как вы считаете, Уполномоченный по правам человека является частью власти или ее партнером? Будучи Уполномоченным по правам человека в Московской области кем вы себя чувствовали?

— Вообще очень интересное положение у Уполномоченных по правам человека в российских субъектах. С одной стороны они правозащитники, а с другой — государственные люди. Надо сказать, что я всегда чувствовал себя частью общества. Властью я себя не чувствовал, поскольку ни Уполномоченный, ни его аппарат не являются органами власти, а являются просто государственными органами.

— Но он должен взаимодействовать с властью?

— Безусловно. Но Уполномоченные все разные. Кто-то чувствует себя комфортнее в системе, а кто-то нет. Для меня нахождение среди членов областного правительства и депутатов Мособлдумы было привычным, но принять атмосферу в окружении губернатора, было не по моей натуре. Я понимал, что близость к власти необходима для политического выживания. Но царившее там подобострастие и желание угодить, например, рьяно изображать, что я болею за «Сатурн» (футбольный клуб, который финансировался правительством Московской области), как это делало все окружение Бориса Громова, при том, что я с детства болею за ЦСКА, меня отвращало от такой близости.

— С другой стороны, Вы человек системы. Более 20 лет были кадровым военным. Дослужились до полковника. Разве в армии не так? Разве слово командира не закон для нижестоящих?

— Военные действуют по уставу. Это и закон, и моральный кодекс.

— Но власть тоже действует в рамках соответствующего закона. Может, у нее нет морального кодекса? А может, задача Уполномоченного по правам человека в том и состоит, чтобы создавать моральный кодекс для власти? Ведь, как известно, в странах Запада деятельность омбудсмана направлена именно на создание хорошей администрации.

— У нас еще не часто услышишь о праве граждан на эффективное администрирование. Но потребность в этом, безусловно, есть. Слово «совесть» дважды звучит в присяге Уполномоченного по правам человека, которая прописана в законе. И роль Уполномоченного – следить за выполнением функции совести в государственном организме. Соблюдение как закона, так и морали важны для общества.

— Ваш уход из должности Уполномоченного по правам человека показал, что независимость Уполномоченных в России вещь условная. Когда Вы почувствовали, что Ваши действия, которые, разумеется, зачастую были неприятны для власти области, начинают ее раздражать? Ведь не секрет, что власти редко воспринимают критику в свой адрес и в адрес своего окружения.

— Наверно, после моего второго ежегодного доклада. Первый был через полгода после моего назначения и был еще очень кратким.

— В своем докладе Вы рассказали правду о правах человека на территории области и думали, что это будет приятно губернатору, который  знает о существующих проблемах не меньше уполномоченного по правам человека?

— Не скрою, я как Уполномоченный по правам человека был позитивно настроен по отношению к губернатору Московской области Борису Всеволодович Громову и действительно хотел стать объективным источником информации для него по вопросам нарушения прав человека на территории области. Был готов помогать ему, чтобы наводить порядок в администрации, сотрудники которого зачастую сами допускали нарушение прав человека. Но его окружению это было ни к чему, и оно нашло возможность «настроить» губернатора Громова на другой лад по отношению ко мне и по отношению к роли института уполномоченного по правам человека в области.

— Назначение после Вас на должность Уполномоченного по правам человека в Московской области Александра Жарова, который, как мне известно, какое-то время исполнял обязанности председателя Московской областной Думы, не свидетельствовало ли о том, что должность Уполномоченного по правам человека пользуется популярностью среди чиновников и власти области придают ей особое значение?

— Александр Жаров был назначен на должность Уполномоченного по правам человека в 2006 году, будучи рядовым депутатом областного законодательного органа. В 2001 году, когда депутаты избрали меня Уполномоченным по правам человека, он боролся как раз за пост председателя областной Думы, но поскольку не входил в близкий круг губернатора, то проиграл тому, кого поддерживал губернатор Громов.

— Но зато с назначением Александра Жарова на должность Уполномоченного по правам человека  у властей изменилось отношение к этому институту.

— Не отрицаю. Он в большей степени чиновник. Поэтому свою работу в качестве Уполномоченного начал с обустройства шикарного кабинета, вместо моего скромного. Сначала его деятельность вызывала вопросы, но со временем он вошел в роль и работает не хуже других. Ему удалось добиться увеличения финансирования аппарата и его расширения с представительством в муниципальных образованиях.

— Российская Конституция, принятая в 1993 году, — одна из прогрессивных с точки зрения декларации прав человека. Она впервые ввела должность Уполномоченного по правам человека в стране, который должен способствовать соблюдению и уважению прав человека органами власти и должностными лицами. Тем не менее, народ сегодня вышел на улицу, чтобы потребовать от чиновников соблюдения и уважения его прав?

— Уполномоченный по правам человека не панацея и, разумеется, не может заменить органы власти. Главным правозащитником по Конституции является Президент России. В субъектах – губернаторы. Но, как показывает жизнь, конституционные права граждан их действиями не обеспечиваются. Вот народ и недоволен и к ним обращается напрямую. И, надо сказать, что власть еще не использует возможности Уполномоченных по правам человека для налаживания диалога власти с обществом.

А Уполномоченные сами добровольно не могут участвовать в этом процессе? Смотрите, общество бурлит, а Уполномоченных по правам человека не слышно, за исключением некоторых из них и Федерального омбудсмана Владимира Лукина в Москве. Правда, некоторые его высказывания — просто готовые афоризмы. Мне кажется, что должность Уполномоченного по правам человека в субъектах должны занимать представители оппозиции, а их избрание должно проходить с участием общественности?

— С тем, что Уполномоченный должен быть в оппозиции к власти, я не согласен. Уполномоченный должен быть, как и судья, беспристрастным. Привлечение общественности к подбору кандидатуры на должность УПЧ приветствую. В некоторых регионах, например, в Калининградской области, это предусмотрено законом. Общество заинтересовано в том, чтобы помочь парламенту сделать правильный выбор.

— Одну из претензий к верховной власти в России вызывает сегодня ее желание бессменно управлять страной под самими благими предлогами. Мне кажется, что такая тенденция появляется и в среде Уполномоченных по правам человека в субъектах. Что Вы думаете об увеличении сроков пребывания Уполномоченного по правам человека в должности?

— В Азербайджане закон предусматривал один семилетний срок для омбудсмана страны, и этот закон приводили в пример, но к концу срока первого омбудсмана в закон внесли поправку и отменили ограничение на повторное назначение. В Свердловской, Кемеровской областях и в Ставропольском крае снято ограничение на пребывание в должности Уполномоченного более двух сроков подряд. Кажется, что это неправильно, но зная как эффективно работают Уполномоченные в этих регионах, мне не хочется выступать против. Практика в странах Европы разная. Требования по сменяемости власти на институт Уполномоченного по правам человека, мне кажется, распространяются в меньшей мере. Ведь для депутатов ограничений подобного рода тоже нет.

— Вы только что упоминали омбудсмана Азербайджана. Ее работу Вы тоже считаете эффективной? Как член Европейского института Омбудсмана (ЕОИ), что Вы думаете о ее давлении на этот институт по поводу армянских омбудсманов, включая омбудсмана Нагорного Карабаха? Напомню, что она выступала против избрания членом ЕОИ омбудсмана Нагорного Карабаха Юрия Айрапетяна, а сейчас считает, что бывший Омбудсман Армении Армен Арутюнян должен быть выведен из членов ЕОИ в связи с переходом на новую работу в структурах ООН. Дело в том, что если идти по этой логике, то и Вас надо исключить из ЕОИ, Вы же тоже бывший Омбудсман. Между тем, членами этого института являются бывшие омбудсманы других стран. Там есть даже омбудсманы по правам работников гостиничной сферы.

Вообще, надо ли политизировать деятельность института, который изначально создан как дискуссионно-аналитический центр, для того, чтобы сделать эффективной работу омбудсмана во всех странах?

— Как член Европейского института омбудсмана госпожа Эльмира Сулейманова имеет право давать свои предложения в рамках устава организации. Но политизирование Европейского института омбудсмана, конечно, не придаст ему авторитета. И, я думаю, ее предложения по-разному оценениваются руководством Азербайджана и коллегами по Европейскому институту омбудсмана. Можно понять непростое положение азербайджанского омбудсмана.

— Уважение к институту Уполномоченного по правам человека невозможно без сохранения памяти об истории его становления. А ведь многие действующие Уполномоченные в субъектах продолжают работу своих предшественников, которые в отличие от них делали первые шаги в этом новом деле. Если посмотреть официальный сайт Уполномоченного по правам человека в Московской области, то там нет информации о Вас, с сайта Уполномоченного по правам человека в Республике Татарстан исчезло упоминание об первом омбудсмане республики Рашиде Вагизове, с сайта Уполномоченного по правам человека в Смоленской области – о Вячеславе Осине. И этот список можно продолжить. Скажите, почему большинство Уполномоченных по правам человека в российских субъектах так неуважительно относятся к заслугам своих предшественников?

— А на сайте Президента РФ нет информации о первом Президенте Борисе Ельцине. И на сайте губернатора Московской области нет информации об Анатолии Тяжлове. Видимо, последователь не очень хочет вспоминать о своем предшественнике. Это вопрос историков. Мне совсем не обидно. В памяти людей останемся так, как заслужили, а в мемуарах напишем, как себе все представляем. А может быть, галерея Уполномоченного по правам человека найдет место и на вашем сайте.

— Сейчас Вы занимаетесь политикой. Вы по-прежнему являетесь членом партии «ЯБЛОКО»?

— До назначения Уполномоченным я был членом «ЯБЛОКА» со дня основания и, уйдя с должности, вступил вновь. Сейчас я возглавляю Сергиево-Посадскую районную организацию и являюсь членом Федерального Совета партии по должности как член партийного арбитража.

— Как Вы относитесь к так называемой «оранжевой угрозе»? Действительно те, кто призывает народ на митинги «За честные выборы», раскачивают государственную лодку?

— Те, кто за честные выборы, не могут пойти на революционные методы изменения ситуации. Это могут сделать рвущиеся к власти любой ценой, воспользовавшись естественным возмущением народа, в том числе и массовыми нарушениями на выборах. Но если власть будет игнорировать поднявшееся самосознание людей, то на недовольстве могут сыграть и радикальные силы. Партия «ЯБЛОКО» не может быть «раскачивающей» силой. Мы предлагаем альтернативу, но идем к ней конституционным путем. Это для нас принципиально.

— Вообще, как вы относитесь к митингам как форме народного протеста? Некоторые ваши нынешние коллеги, Уполномоченные в регионах, считают, что они дестабилизируют общество.

— Все, что делается плохо, наносит вред. Грамотно проведенный митинг объединяет. Бездумный протест может привести к бездумному бунту. Надо правильно использовать инструменты. На дорогах России ежегодно гибнут десятки тысяч людей, но не закрывать же автодвижение.

— Как вы думаете, с помощью митингов можно достичь того, чтобы власть, в лице госчиновников уважала и соблюдала права человека?

— Митинг — это форма демонстрации и подтверждения общественного запроса. Мне кажется, они нужны, да и Конституция страны дает право гражданам России собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования. Важно, чтобы этот запрос правильно интерпретировался, и отцы нации поняли и приняли то, что законодательная власть всегда принадлежит народу в силу ее природы.

— Какой Вы видите роль уполномоченных по правам человека в новых условиях политического развития страны?

— Роль медиатора – посредника между властью и обществом сейчас как никогда важна. Владимир Путин в предвыборной статье говорил о необходимости укрепления и развития института Уполномоченного по правам человека. Если это не PR, а истинное намерение, то уполномоченные по правам человека будут востребованы властью и у них прибавится конструктивной работы.

Спасибо.

Послесловие.

В беседе с первым Уполномоченным по правам человека в Московской области Сергеем Крыжовым был затронут еще один вопрос – его отставка с должности в январе 2006 года.

Дело в том, что к концу установленного законом пятилетнего срока Сергей Крыжов ушел в отпуск и принял участие в выборах депутата Московской областной Думы по его родному городу Сергиев Посад . Набрав наибольшее количество голосов избирателей, действующий омбудсман стал также депутатом и подал в отставку с должности Уполномоченного по правам человека. Однако его новые коллеги, депутаты не сразу приняли его отставку, а позже оформили свое согласие с формулировкой о выражении недоверия. Такая вот неприятная история.

Но подробно об этом мы, а возможно, он сам, расскажем позже. Это важно для того, чтобы наши читатели знали, какие порой драматические истории разворачиваются вокруг должности омбудсмана в субъектах России. Власти во многих субъектах просто не приемлют независимых омбудсманов и всячески стараются назначить на эту должность тех, кому они доверяют, без учета общественного мнения, включая мнение правозащитного сообщества.

Московская область была первым субъектом, где в областной закон об Уполномоченном по правам человека была внесена норма о недоверии к действующему Уполномоченному по правам человека. Далее ее примеру последовали законодатели Санкт-Петрбурга и Ненецкого автономного округа…

Я не исключаю, что аналогичная законодательная инициатива созревает и в других регионах. И если этот процесс не остановить, а также не навести порядок в процедуре выдвижения кандидатур на должность Уполномоченного по правам человека с учетом того, что ее должны занимать заслуживающие уважения общества специалисты, то этот институт в скором будущем превратится в обыкновенную синекуру для отставных государственных чиновников и приближенных к ним. Тогда точно слова избранного президента России Владимира Путина о новой роли Уполномоченного по правам человека в России и ее субъектах окажутся просто благими намерениями, продиктованными политической предвыборной целесообразностью.

 


Последние новости
Уполномоченный по правам человека Татьяна Мерзлякова приняла участие в конференции на тему «Разнообразие культур: актуальные проблемы взаимодействия»
Осужденному выдано медицинское заключение о наличии заболевания препятствующего содержанию под стражей
Уполномоченный по правам человека Татьяна Мерзлякова провел заседание Рабочей группы по защите прав населения на пассажирском транспорте
Результат участия бизнес-омбудсмена Забайкалья Виктории Бессоновой в проверке сумму штрафов удалось снизить с почти 2 миллионов до 275 тысяч рублей
Андрей Кабанов не раз говорил, что сожалеет, что досрочно оставил должность омбудсмена Ивановской области и перешел на работу в правительство региона.
Президент России Владимир Путин поприветствовал участников и гостей XIV Съезда уполномоченных по правам ребенка в субъектах РФ
Уполномоченному по защите прав предпринимателей Забайкальского края Виктории Бессоновой удалось защитить интересы и отстоять законные права бизнесмена.
Послу США в Российской Федерации по поводу обеспокоенности США правами человека в Чеченской Республике, которую высказала постпред Соединенных Штатов Америки при ООН Никки Хейли
В Белгороде начал свою работу очередной Всероссийский съезде уполномоченных по правам ребенка в субъектах РФ.
В Ингушетии прошла церемония вручения удостоверений членам общественной наблюдательной комиссии Республики Ингушетия нового созыва