журнал о правах человека и деятельности национальных учреждений по их защите
Деятельность омбудсманов
Справочная информация
Исследования
Правозащитный дайджест


Ссылки на сайты Уполномоченных
Все дети плачут одинаково

//«Волгоградская правда», 18 октября 2006 г.

Во всех странах Европы действуют детские правозащитники. Успешно работает уполномоченный по правам ребёнка и в Волгоградской области.

Нина Болдырева

Летом депутаты областной Думы приняли в первом чтении региональный закон «Об уполномоченном по правам ребёнка в Волгоградской области», сейчас законопроект готовится к очередному слушанию. Этот институт существует у нас с 1998-го. Каковы его перспективы? Об этом мы побеседовали с детским омбудсменом Волгоградской области Ниной Николаевной Болдыревой.

—  Нина Николаевна, в России детские правозащитники появились относительно недавно. А в мире?

—  Это общепризнанная мировая практика. Она хорошо себя зарекомендовала в большинстве цивилизованных стран, так как детский уполномоченный — простое и доступное средство защиты прав ребёнка. Сам институт детских омбудсменов за рубежом тоже относительно молодой. Самостоятельные уполномоченные по правам ребёнка действуют во всех европейских государствах. Волгоградская область, кстати, включена в проект ЮНИСЕФ по укреплению и расширению этого института. В рамках проекта недавно состоялся наш ознакомительный визит в Австрию.

—  Что стало вашим самым ярким впечатлением от поездки? Было ли чему поучиться у австрийских коллег?

—  Любопытно, что в рамках конституции там при органах исполнительной власти работают различные «профильные» уполномоченные. Скажем, по правам инвалидов, по правам престарелых, по правам детей. Их независимость определяется законом, в котором строго прописано, что уполномоченный свободен от выполнения чьих-либо «руководящих» директив.

—  Но это государственные служащие?

—  Да. Ещё удивило, что, например, в аппарате уполномоченного по защите прав детей города Вены работают в основном психологи и социальные работники. Они в первую очередь нужны в работе с детьми, оказавшимися в трудной жизненной ситуации. А для правовых консультаций обычно приглашаются профессиональные юристы со стороны.

Интересно, что в Вене даже два детских правозащитника в одном и том же ранге, мужчина и женщина. Мужчина занимается правами детей, от которых страдает общество (это несовершеннолетние преступники, наркоманы, бродяги). И есть уполномоченный-женщина, которая защищает интересы детей-сирот, жертв насилия и т.д.

—  На Западе, как известно, уровень жизни выше, чем в России. А меньше ли там детских проблем?

—  Знаете, тоже удивительная вещь. Львиная доля обращений ко мне волгоградцев связана с пресловутым «квартирным вопросом», который с булгаковских времён сильно портит россиянам жизнь. Примеры типичных жалоб? Одинокую мать пытаются выселить из муниципального общежития, так как она не работник бюджетной сферы. «Бездомные» сироты и лица из их числа не могут реализовать своё право на внеочередную жилплощадь. На Западе же самые массовые обращения по поводу участия в воспитании ребёнка отдельно проживающих родителей. Например, отец бросил семью и не желает содержать детей. За поддержкой обращаются также дедушки и бабушки, отлучённые от внуков.

—  Россиянам эти проблемы тоже знакомы.

—  Действительно, жалобы такого характера у нас на втором месте. Так что в этом плане мы приближаемся к «европейским стандартам». Причём у нас сейчас такие конфликты развиваются и по сценариям развитых стран. Нередко ребёнка делят состоятельные родители. Стремясь досадить друг другу, они используют все свои возможности, действуя с позиции силы. Вплоть до того, что отец без ведома матери забирает ребёнка из детского сада, увозит, и на протяжении года мать не видит своего малыша.

Многочисленны и обращения ко мне опекунов, которые приходят с нареканиями по поводу задержки пособий.

—  Правда ли, что за рубежом нет детских домов?

—  Там отказались от таких крупных скоплений детей, как в наших интернатных учреждениях. В Австрии и других европейских странах созданы так называемые социальные квартиры. Обычные жилые помещения, в которых проживает не более 8 детей. Их обслуживает штат социальных работников. Быт устроен по образу и подобию семейного уклада. И, конечно, такой микроклимат для психики ребёнка гораздо более предпочтителен. Не говоря о том, что так с трудными детьми легче управиться, установить контакт и доверительные отношения.

—  Наверное, это исключает и случаи издевательств персонала над детьми? Вспомним недавние публикации об Урюпинской школе-интернате…

—  Кстати, мы выезжали туда и в беседах с воспитанниками не получили однозначного подтверждения случаям рукоприкладства со стороны педагогов. Окончательные выводы, конечно, сделают следствие и суд. Но в чём у меня нет сомнений, так это в том, что угрозы со стороны воспитателей действительно были. Девочки, например, утверждали, что однажды педагог допустила такое высказывание: «Будешь матиться — сниму штаны и заставлю приседать». Дело в том, что любое сиротское учреждение, где 100-200 детей, рискует рано или поздно столкнуться с такой неоднозначной ситуацией.

—  Почему?

—  Это не правильное жизнеустройство детей, к тому же противоречащее нормам международного права. Каждый ребёнок с рождения имеет право на семью. Если нет родной — нужна приёмная, замещающая. К счастью, и в России, и, в частности, у нас, в Волгоградской области, приняты прогрессивные законы, которые положили начало деинстуализации детских домов.

—  Семейно-воспитательные группы, патронат?

—  Именно. А ещё нас спасает опека, которой всегда была сильна Россия. Ведь на Западе далеко не так развиты родственные отношения, а в нашей стране редкая семья может смириться с тем, что осиротевший близкий по крови ребёнок отправится в казённое учреждение.

—  Нина Николаевна, мы с вами обозначили центральные детские проблемы. Какой представляется ваша роль в их разрешении?

—  Во-первых, это общее представительство интересов детей, участие в нормотворчестве, организация проверок по общим и частным «детским» проблемам. Ну, например, сейчас я намерена добиваться, чтобы в Волгоградской области были приняты все необходимые нормативные акты по детям-инвалидам.

Кроме того, рассматриваю частные обращения и запросы граждан. И роль уполномоченного по правам ребёнка уникальна тем, что в силу своих полномочий он обязан рассматривать проблему исключительно с позиций ребёнка. Иногда бывает необходимо абстрагироваться от интересов других совершеннолетних лиц.

Например, такой эпизод. Бабушка, владелица квартиры, продаёт жильё, где прописаны маленькие внуки. А новый собственник требует выселения детей! Де-юре и бабушка, и новый собственник вправе требовать устранения препятствий в пользовании своей собственностью. А моя задача — не допустить, чтобы детей выкинули на улицу.

—  «Хорошая» бабушка какая!

—  Дочь этой пожилой женщины говорит, что она, возможно, не в себе, попала под влияние посторонних лиц, поэтому так своеобразно и распорядилась жилплощадью, продав её приятельнице.

—  Вы присутствуете на судах, где затрагиваются интересы несовершеннолетних?

—  Да, граждане могут заявить об участии в суде уполномоченного по правам ребёнка. Только обращаться к уполномоченному лучше на досудебном этапе.

—  Легко ли защищать интересы детей?

—  По-разному. Иногда достаточно похлопотать, сделать несколько звонков, отправить ходатайства. Ну, скажем, приходит сельский житель, который в глубинке, в деревне, незаконно построил дом и пасёт отару. Встал вопрос о том, чтобы постройку снести. А там живут внуки этого чабана. Достаточно было с администрацией сельского совета и района провести несколько консультаций, чтобы погасить конфликт и найти законное решение этого вопроса.

—  С чем к вам приходили в последнее время?

—  На приёме побывала жительница Волгограда, сыну которой 15 лет. С мужем она развелась. Сын в последние годы стал чаще ходить к отцу, а недавно сказал, что пойдёт жить к папе. Мать хочет вернуть сына.

Пришлось разъяснять, что в случае плохого влияния отца на ребёнка следует обращаться в органы опеки, а может быть, и в суд. Однако без учёта мнения частично дееспособного ребёнка маме уже никак не обойтись.

—  Последний вопрос: ваш завтрашний рабочий день?

—  Это участие в конференции, подготовка нескольких заключений в суды. Одно из них о внеочередном предоставлении жилья выпускнику детского дома. Другое слушание — о перепланировке квартиры. Удалось добиться вселения ребёнка в квартиру, но ранее там была сломана перегородка между кухней, комнатой и коридором. Ребёнок, вселившись на свою площадь, фактически не может ею пользоваться. И это продолжается несколько лет. А в общем, каждый мой день не похож на предыдущий.




Последние новости
Омбудсмен Армении Арман Татоян назвал «парк» в Баку, посвященный карабахской войне, свидетельством азербайджанской государственной политики геноцида и ненависти к армянам
По ее словам, индексация пенсий работающим пенсионерам – это не только справедливая, но и необходимая мера
Группа правозащитников выступила с открытым письмом, адресованным Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации. В нем они просят Татьяну Москалькову посетить оппозиционного политика Алексей Навального в колонии и защитить его права
Президент России Владимир Путин внес в Государственную Думу кандидатуру действующего омбудсмена Татьяны Москльковой для назначения ее на эту должность на новый пятилетний срок
Татьяна Москалькова традиционно представила ежнгодный доклад за прошедший 2020 год и информировала главу государства об основных итогах своей деятельности с момента назначения в 2016 году
Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов попросил Генпрокуратуру проверить «экономический смысл» действий администрации Владивостока по массовому расторжению договоров аренды
На очередном пленарном заседании севастопольского парламента
Акыйкатчы требует от государственной регистрационной службы реальных действий для решения вопроса о выдаче паспортов граждан Киргизской Республики (КР) семье кайрылман