журнал о правах человека и деятельности национальных учреждений по их защите
Деятельность омбудсманов
Справочная информация
Исследования
Правозащитный дайджест


Ссылки на сайты Уполномоченных
Все дети плачут одинаково

//«Волгоградская правда», 18 октября 2006 г.

Во всех странах Европы действуют детские правозащитники. Успешно работает уполномоченный по правам ребёнка и в Волгоградской области.

Нина Болдырева

Летом депутаты областной Думы приняли в первом чтении региональный закон «Об уполномоченном по правам ребёнка в Волгоградской области», сейчас законопроект готовится к очередному слушанию. Этот институт существует у нас с 1998-го. Каковы его перспективы? Об этом мы побеседовали с детским омбудсменом Волгоградской области Ниной Николаевной Болдыревой.

—  Нина Николаевна, в России детские правозащитники появились относительно недавно. А в мире?

—  Это общепризнанная мировая практика. Она хорошо себя зарекомендовала в большинстве цивилизованных стран, так как детский уполномоченный — простое и доступное средство защиты прав ребёнка. Сам институт детских омбудсменов за рубежом тоже относительно молодой. Самостоятельные уполномоченные по правам ребёнка действуют во всех европейских государствах. Волгоградская область, кстати, включена в проект ЮНИСЕФ по укреплению и расширению этого института. В рамках проекта недавно состоялся наш ознакомительный визит в Австрию.

—  Что стало вашим самым ярким впечатлением от поездки? Было ли чему поучиться у австрийских коллег?

—  Любопытно, что в рамках конституции там при органах исполнительной власти работают различные «профильные» уполномоченные. Скажем, по правам инвалидов, по правам престарелых, по правам детей. Их независимость определяется законом, в котором строго прописано, что уполномоченный свободен от выполнения чьих-либо «руководящих» директив.

—  Но это государственные служащие?

—  Да. Ещё удивило, что, например, в аппарате уполномоченного по защите прав детей города Вены работают в основном психологи и социальные работники. Они в первую очередь нужны в работе с детьми, оказавшимися в трудной жизненной ситуации. А для правовых консультаций обычно приглашаются профессиональные юристы со стороны.

Интересно, что в Вене даже два детских правозащитника в одном и том же ранге, мужчина и женщина. Мужчина занимается правами детей, от которых страдает общество (это несовершеннолетние преступники, наркоманы, бродяги). И есть уполномоченный-женщина, которая защищает интересы детей-сирот, жертв насилия и т.д.

—  На Западе, как известно, уровень жизни выше, чем в России. А меньше ли там детских проблем?

—  Знаете, тоже удивительная вещь. Львиная доля обращений ко мне волгоградцев связана с пресловутым «квартирным вопросом», который с булгаковских времён сильно портит россиянам жизнь. Примеры типичных жалоб? Одинокую мать пытаются выселить из муниципального общежития, так как она не работник бюджетной сферы. «Бездомные» сироты и лица из их числа не могут реализовать своё право на внеочередную жилплощадь. На Западе же самые массовые обращения по поводу участия в воспитании ребёнка отдельно проживающих родителей. Например, отец бросил семью и не желает содержать детей. За поддержкой обращаются также дедушки и бабушки, отлучённые от внуков.

—  Россиянам эти проблемы тоже знакомы.

—  Действительно, жалобы такого характера у нас на втором месте. Так что в этом плане мы приближаемся к «европейским стандартам». Причём у нас сейчас такие конфликты развиваются и по сценариям развитых стран. Нередко ребёнка делят состоятельные родители. Стремясь досадить друг другу, они используют все свои возможности, действуя с позиции силы. Вплоть до того, что отец без ведома матери забирает ребёнка из детского сада, увозит, и на протяжении года мать не видит своего малыша.

Многочисленны и обращения ко мне опекунов, которые приходят с нареканиями по поводу задержки пособий.

—  Правда ли, что за рубежом нет детских домов?

—  Там отказались от таких крупных скоплений детей, как в наших интернатных учреждениях. В Австрии и других европейских странах созданы так называемые социальные квартиры. Обычные жилые помещения, в которых проживает не более 8 детей. Их обслуживает штат социальных работников. Быт устроен по образу и подобию семейного уклада. И, конечно, такой микроклимат для психики ребёнка гораздо более предпочтителен. Не говоря о том, что так с трудными детьми легче управиться, установить контакт и доверительные отношения.

—  Наверное, это исключает и случаи издевательств персонала над детьми? Вспомним недавние публикации об Урюпинской школе-интернате…

—  Кстати, мы выезжали туда и в беседах с воспитанниками не получили однозначного подтверждения случаям рукоприкладства со стороны педагогов. Окончательные выводы, конечно, сделают следствие и суд. Но в чём у меня нет сомнений, так это в том, что угрозы со стороны воспитателей действительно были. Девочки, например, утверждали, что однажды педагог допустила такое высказывание: «Будешь матиться — сниму штаны и заставлю приседать». Дело в том, что любое сиротское учреждение, где 100-200 детей, рискует рано или поздно столкнуться с такой неоднозначной ситуацией.

—  Почему?

—  Это не правильное жизнеустройство детей, к тому же противоречащее нормам международного права. Каждый ребёнок с рождения имеет право на семью. Если нет родной — нужна приёмная, замещающая. К счастью, и в России, и, в частности, у нас, в Волгоградской области, приняты прогрессивные законы, которые положили начало деинстуализации детских домов.

—  Семейно-воспитательные группы, патронат?

—  Именно. А ещё нас спасает опека, которой всегда была сильна Россия. Ведь на Западе далеко не так развиты родственные отношения, а в нашей стране редкая семья может смириться с тем, что осиротевший близкий по крови ребёнок отправится в казённое учреждение.

—  Нина Николаевна, мы с вами обозначили центральные детские проблемы. Какой представляется ваша роль в их разрешении?

—  Во-первых, это общее представительство интересов детей, участие в нормотворчестве, организация проверок по общим и частным «детским» проблемам. Ну, например, сейчас я намерена добиваться, чтобы в Волгоградской области были приняты все необходимые нормативные акты по детям-инвалидам.

Кроме того, рассматриваю частные обращения и запросы граждан. И роль уполномоченного по правам ребёнка уникальна тем, что в силу своих полномочий он обязан рассматривать проблему исключительно с позиций ребёнка. Иногда бывает необходимо абстрагироваться от интересов других совершеннолетних лиц.

Например, такой эпизод. Бабушка, владелица квартиры, продаёт жильё, где прописаны маленькие внуки. А новый собственник требует выселения детей! Де-юре и бабушка, и новый собственник вправе требовать устранения препятствий в пользовании своей собственностью. А моя задача — не допустить, чтобы детей выкинули на улицу.

—  «Хорошая» бабушка какая!

—  Дочь этой пожилой женщины говорит, что она, возможно, не в себе, попала под влияние посторонних лиц, поэтому так своеобразно и распорядилась жилплощадью, продав её приятельнице.

—  Вы присутствуете на судах, где затрагиваются интересы несовершеннолетних?

—  Да, граждане могут заявить об участии в суде уполномоченного по правам ребёнка. Только обращаться к уполномоченному лучше на досудебном этапе.

—  Легко ли защищать интересы детей?

—  По-разному. Иногда достаточно похлопотать, сделать несколько звонков, отправить ходатайства. Ну, скажем, приходит сельский житель, который в глубинке, в деревне, незаконно построил дом и пасёт отару. Встал вопрос о том, чтобы постройку снести. А там живут внуки этого чабана. Достаточно было с администрацией сельского совета и района провести несколько консультаций, чтобы погасить конфликт и найти законное решение этого вопроса.

—  С чем к вам приходили в последнее время?

—  На приёме побывала жительница Волгограда, сыну которой 15 лет. С мужем она развелась. Сын в последние годы стал чаще ходить к отцу, а недавно сказал, что пойдёт жить к папе. Мать хочет вернуть сына.

Пришлось разъяснять, что в случае плохого влияния отца на ребёнка следует обращаться в органы опеки, а может быть, и в суд. Однако без учёта мнения частично дееспособного ребёнка маме уже никак не обойтись.

—  Последний вопрос: ваш завтрашний рабочий день?

—  Это участие в конференции, подготовка нескольких заключений в суды. Одно из них о внеочередном предоставлении жилья выпускнику детского дома. Другое слушание — о перепланировке квартиры. Удалось добиться вселения ребёнка в квартиру, но ранее там была сломана перегородка между кухней, комнатой и коридором. Ребёнок, вселившись на свою площадь, фактически не может ею пользоваться. И это продолжается несколько лет. А в общем, каждый мой день не похож на предыдущий.


Последние новости
Из Беларуси продолжают поступать сообщения о репрессиях
Биография Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Чувашской Республике
На мероприятии по вопросам свободы прессы и свободы выражения мнений в Женеве Верховный комиссар по правам человека Мишель Бачелет выступила с заявлением о нарушениях прав журналистов
Российские власти обязаны провести полноценное расследование и установить, кто несет ответственность за отравление оппозиционера Алексея Навльного.
В Санкт-Петербурге проходят траурные мероприятия.
При этом нарушением прав она назвала огласку юристами и родителями ситуации 14-летней девочки.
Константин Домогатский решением Орловского областного Совета народных депутатов назначен на должность Уполномоченного по правам ребёнка... Read More »
Джамбулат Оздоев после десяти лет работы в качестве государственого правозащитника, занял пост исполняющего обязанности руководителя администрации главы региона