журнал о деятельности национальных учреждений по правам человека
Деятельность омбудсманов
Справочная информация
Исследования
Правозащитный дайджест


Ссылки на сайты Уполномоченных
Заключение Уполномоченного по правам человека в РФ от 25.05.2015 г

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Уполномоченного на Федеральный закон от 23.05.2015 № 129-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» 

Федеральным законом от 23.05.15 № 129-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» вводится институт нежелательности на территории Российской Федерации деятельности иностранных и международных неправительственных организаций, в связи с чем вносятся изменения в Федеральный закон от 28.12.12 № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации» (далее — Федеральный закон от 28.12.12 № 272-ФЗ), а также иные законодательные акты Российской Федерации.

Федеральный закон от 28.12.12 № 272-ФЗ дополнен новой статьей 3 (1), согласно которой деятельность иностранной или международной неправительственной организации, представляющая угрозу основам конституционного строя Российской Федерации, обороноспособности или безопасности государства, может быть признана нежелательной на территории Российской Федерации.

Указанный статус организации (компании) является правоустанавливающим и, по существу, означает запрет ее деятельности на основании самого акта о признании нежелательной на территории Российской Федерации.

Более того, его нарушение предполагает административную и даже уголовную ответственность для организаторов и участников, в соответствии с новыми статьями 20.33 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и 284 (1) Уголовного кодекса Российской Федерации.

Между тем, четких правовых критериев статуса нежелательности на территории Российской Федерации для иностранной или международной организации не имеется; не указаны и правовые основания для признания ее представляющей угрозу основам конституционного строя Российской Федерации, обороноспособности или безопасности государства.

Приводятся лишь оценочные понятия, «заимствованные» из части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, а точнее — только части из них; при этом не учтено, что указанные ценности сами по себе не должны рассматриваться в качестве оснований для принятия правоприменительных решений, поскольку в Конституции Российской Федерации они представлены лишь как целевые ориентиры.

Они действительно допускают возможность ограничения федеральным законом прав и свобод человека и гражданина, но исключительно в случае неизбежной необходимости, наличие которой нуждается в обосновании (что в Федеральном законе от 28.12.12 № 272-ФЗ отсутствует).

В связи с этим дополнение Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях статьей 20.33 и Уголовного кодекса Российской Федерации статьей 284 (1) допускает произвольное усмотрение правоприменительных органов, что с позиции конституционности недопустимо.

Оставлено без внимания, что согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в его Постановлении от 13.05.14 № 14-П «По делу о проверке конституционности части 1 статьи 7 Федерального закона „О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях“ в связи с жалобой гражданина А. Н. Якимова»:

— «при регулировании общественных отношений федеральный законодатель связан конституционными принципами равенства, справедливости и соразмерности, из которых вытекают требования формальной определенности, ясности, четкости, непротиворечивости правового регулирования, взаимной согласованности предметно связанных между собой норм различной отраслевой принадлежности, а также адекватности, разумной достаточности и пропорциональности используемых правовых средств»;

— «вводимый законодателем порядок реализации того или иного права, особенно в публично-правовой сфере, должен создавать условия для эффективного достижения выраженных в этом праве социальных целей и интересов, обеспечивать гражданину возможность соотносить с нормативно установленными правилами свое поведение, предвидеть в разумной степени последствия, которые может повлечь за собой то или иное его действие; напротив, неопределенность, рассогласованность правового регулирования служат предпосылкой для произвола и могут приводить к нарушению не только принципов равенства и верховенства закона, но и гарантий государственной, включая судебную, защиты прав, свобод и законных интересов граждан; в случаях, когда несогласованность, неполнота, пробельный характер правового регулирования приводят к коллизии правовых норм и столкновению реализуемых на их основе конституционных прав, вопрос об устранении такого противоречия приобретает конституционный аспект».

Вместе с тем, правовая неопределенность статьи 31 Федерального закона от 28.12.12 № 272-ФЗ не только не исключает принятия Генеральной прокуратурой Российской Федерации произвольного решения о нежелательности деятельности иностранной или международной неправительственной организации, но и фактически его предполагает.

Такое решение обусловлено также возможностью применения не урегулированной законодательно процедуры согласования с федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере международных отношений Российской Федерации (МИД России).

Указанное полномочие Генеральной прокуратуры Российской Федерации нарушает и положения Федерального закона от 17.01.92 № 2202–1 «О прокуратуре Российской Федерации», согласно которым органы прокуратуры осуществляют надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации, но не принимают правоустанавливающих решений.

Предусмотренные Федеральным законом ограничения, представляющие правовые последствия признания нежелательной деятельности иностранной или международной организации, затрагивают совокупность конституционных прав и свобод человека и гражданина, в связи с чем, присвоение названного статуса должно осуществляться исключительно по решению органов правосудия.

Тем не менее, не предусмотрена даже возможность обжалования решения о статусе нежелательности в судебном порядке, чем нарушено конституционное право на судебную защиту (части 1 и 2 статьи 46 Конституции Российской Федерации).

Таким образом, Федеральный закон от 23.05.15 № 129-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» вызывает серьезную озабоченность Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на его соответствие Конституции Российской Федерации.


Последние новости
Кандидат на должность Уполномоченного по правам человека в Мурманской области Михаил Шилов прошел, пожалуй, самое главное собеседование для того, чтобы заняться государственной правозащитной деятельностью на региональном уровне. 
Защитник прав человека Армении Арман Татоян встретился в Варшаве с директором Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) Организации по безопасности Совета Европы (ОБСЕ) Ингибьёрг Сольрун Гисладоттир
Наступил час "х" и выяснилось, что договоренности омбудсменов России и Украины на гране срыва
Гражданский активист Андрей Киселев думал, что выбрал для проведения одиночного пикета самое безопасное место столицы России – у входа в офис Уполномоченного по правам человека страны. Но он ошибся.
На заседании Архангельского областного Собрания депутатов 25 апреля омбудсмен Архангельской области Любовь Анисимова представила ежегодный доклад
Защитник прав человека Армении Арман Татоян распространил заявление в связи с проходящем в республике всеобщих протестных демонстраций.
25 апреля по инициативе Уполномоченного по правам человека в РФ Татьяны Москальковой состоялся телефонный разговор с Защитником прав человека Армении Арманом Татояном, - сообщает сайт омбудсмена.
Комиссар Совета Европы Дуня Миятович обсудила с омбудсменом Армении Арманом Татояном права задержанных опозиционеров на митинге в Ереване
28 марта объявлено в России днём траура.