журнал о деятельности национальных учреждений по правам человека
Деятельность омбудсманов
Справочная информация
Исследования
Правозащитный дайджест


Ссылки на сайты Уполномоченных
ОНК Краснодарского края: история «крутого пике»

Владимир Козлов.

Как планировалось, в Краснодарском крае, осенью прошлого года, и еще в около сорока субъектах Российской Федерации были сформированы ОНК.

Оказалось, что многие претенденты на членство, имеющие солидный послужной список и заслуги в правозащитном движении, остались «за бортом», формирование Общественной Палатой России (ОП РФ) комиссий прошло чуть-ли не «в темную», удивил их немногочисленный состав и отбор кандидатов.

В адрес ОП РФ и ее отдельных членов посыпались обвинения в некомпетентности и предвзятости, еще хуже того, – многочисленных нарушениях Федерального закона от 10 июня 2008 г. № 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания»(1). Дело даже дошло до подачи исков в суды к ОП РФ(2).
Все сказанное, так или иначе, коснулось ОНК, созданной в Краснодарском крае. Вот о ней, а также о проблемах в целом пойдет речь в этой моей очередной статье, тем более, что сам был участником этого процесса и его наблюдателем многие годы.

Не угас мой интерес к этой теме и ныне. Продолжаю поддерживать связи с некоторыми бывшими членами ОНК и лицами, непосредственно принимающими участие в становлении этого института, обсуждаю, читаю, провожу мониторинг, анализирую происходящее.

Не скрою, одно время была личная заинтересованность, так как не исключалось мое участия в качестве кандидата в члены ОНК. Даже для этой цели, по настоянию коллег, сходил и получил справку об отсутствии судимости, а заодно и статью написал: «Государственная услуга МВД: «компромат» в нагрузку»(3). Кстати, в отношении справки о судимости тоже мысли разные бытуют у активистов и даже членов ОП РФ.

Потом от намерений участвовать в отборе кандидатов пришлось отказаться в силу разных причин, в том числе и потому, что сам процесс показался мне «мутным».

Если что-то запамятовал или в суждениях с кем-то мы разойдемся, то не обессудьте. Прошу извинения у тех, фамилии которых упомянуты в тексте, может быть без их особого желания, а также тех, про кого умолчал, а сказать надо было бы.

Пишу, исходя из своего личного восприятия и мнения, опираясь на то, что сам делал, что видел и знаю за многие годы сопричастности к общественному контролю в «местах не столь отдаленных».
Понятно, что многое мне не известно, поэтому я был бы весьма благодарен за дополнительную информацию. Спокойно отнесусь к конструктивной критике.

Как я думаю, все это может быть полезным для тех, кто в серьез интересуется историей института, теорией и практикой его деятельности, анализирует и думает о будущем института общественного контроля в России.

Как хорошо все начиналось

Тема о становлении общественного контроля в Краснодарском крае еще ждет своих исследователей. Мне лишь хочется напомнить некоторые моменты, как все начиналось.

Впервые общественники, если их так можно назвать, появились в колониях края где-то в середине девяностых годов. Многие помнят, что в стране время было «лихое», колонии просто выживали, осужденных надо было кормить. Попечители из числа местных предпринимателей, бывших сотрудников колоний и отбывших наказание, родственников осужденных, просто не равнодушных граждан помогали, чем могли. Такое взаимодействие, обычно, было налажено непосредственно на уровне самих колоний. Наверное, стоило бы высказать слова благодарности многим, но назову лишь двоих из них: Михаила Джурило и Григория Пилиляна. В разное время они возглавляли Общественный совет при ГУФСИН, а Григорий Пилилян, в последствии, стал первым в истории председателем ОНК Краснодарского края.

Общественный совет, как таковой, пусть и формально, при ГУФСИН края был создан где-то в 2005—2006 годах. В основном он продолжал заниматься тем же попечительством, но уже имея организационную структуру и поддержку руководства на краевом уровне.

Особый импульс в своих начинаниях общественники получили с приходом М.В. Ярова на должность начальника ГУФСИН. Фактически, членам Общественного совета был предоставлен доступ в колонии и некоторые права нынешних членов ОНК. Можно было бы привести много примеров в подтверждение сказанному, но не в этом главное. Главное то, что этим активно пользовались, посещение колоний было обыденным делом и это было взято за правило. Заседания Общественного совета проходили регулярно, на нем всегда присутствовал сам начальник и его подчиненные, ответственные за те или иные направления деятельности и подразделения. По результатам заседаний принимались неотложно решения, в том числе и кадровые, как, например, это было по 14-й колонии строгого режима.

Надо отметить, что этому общественному движению, если так сказать, огромную помощь и поддержку в разное время оказывали известные правозащитники: Валерий Борщев, Любовь Волкова, Мария Каннабих и некоторые другие. С их участием были осуществлены ряд мероприятий, в том числе и в рамках проектов.
Мое личное участие и сотрудничество с Общественным советом можно отнести также к началу его деятельности. Сначала в качестве общественника, потом должностного лица аппарата Уполномоченного по правам человека в Краснодарском крае, а затем заместителя Уполномоченного.

Долгое время был членом Общественного совета. Реально, посещать учреждения стал с 2002 года, да так и все 12 лет.

Когда в 2008 году, наконец-то, идея В.В. Борщева и его сотоварищей, а наша мечта о законе об общественном контроле осуществилась, то все мы, включая Уполномоченного по правам человека в Краснодарском крае А.Г. Козицкого, без промедления включились в работу по подбору кандидатов в члены ОНК.

Тогда «конкурентов» в образе Общественной палаты края, органов власти или силовых структур не было. Кто-то должен был это делать. Как известно закон эту обязанность возложил на ОП РФ и общественные объединения. Эта норма не отражала реалии третьего сектора, поэтому особо надеяться на то, что произойдет «самоорганизация» не приходилось. Что касается Общественной палаты в крае, то многие помнят, что власть Краснодарского края стояла мертво, не желая ее формировать долгие годы.
У нас в запасе было всего лишь шесть месяцев, мы старались вложиться в отведенный срок.

Почему мы это делали? Во-первых, мы искренне считали с Козицким А.Г., что ОНК является «инструментом» института Уполномоченного по правам человека. Во-вторых, на тот момент мы были сторонниками той идеи, что Уполномоченный по правам человека должен принимать непосредственное участие в ее формировании и даже возглавлять этот процесс. Мы были знакомы с первичным проектом Закона, где предлагалась эта норма, правда, на уровне федерального Уполномоченного по правам человека. И, наконец, кто-то должен был это делать. Так думали и думают, конечно, не все региональные Уполномоченные по правам человека.

Первая ОНК в крае состояла из 19 членов, хотя по Закону и квоте ОП РФ можно было иметь 20. По численности больше нас на одного члена в Северо-Кавказском федеральном округе была только комиссия Ростовской области. К слову сказать, наш конкурент в хорошем смысле.

ОНК возглавил Г.С. Пилилян. На удивление, но она оказалась работоспособной! Практически все ее члены на регулярной основе выполняли свои функции, за исключением 2-3 человек, которые не всегда имели возможности для поездок. Может это было связано еще и с тем, что подавляющее большинство членов в свое время прошли через Общественные советы ФСИН и ГУВД края. Фактически, они были подготовленными, вполне мотивированными, знали, что им предстоит и самое главное, привыкли участвовать в мероприятиях, то есть работать.

ОНК Краснодарского края была одной из самых активных среди своих коллег, ее члены активно участвовали в различных мероприятиях федерального и межрегионального уровней. Одно то, что именно у нас в крае прошла одна из первых общероссийских конференций общественных наблюдательных комиссий говорит о многом. Все мы принимали активное и непосредственное участие в ее организации и проведении.
Уполномоченный по правам человека и его аппарат самым тесным образом взаимодействовали с ОНК края в различных вопросах. Обыденным делом было информирование нас членами ОНК и его Председателем о нарушениях прав осужденных, совместные выезды в колонии с целью проверки жалоб, не говоря уже об участии в различных публичных мероприятиях, проводимых в крае. Само собой разумеющимся было посещение мероприятий друг друга, а также их организация.

Непосредственно А.Г. Козицкий принимал активное участие в дальнейшем развитии законодательства, теории и практики деятельности на различных уровнях, включая конференции и круглые столы в Федеральном Собрании Российской Федерации, а также с участием международных организаций и своих коллег в регионах.

На что хотелось бы особо обратить внимание, так это на первую процедуру утверждения кандидатур в ОП РФ, представленных региональными общественными организациями. Она была максимально упрощенной и понятной. Так может и сейчас не стоит усложнять жизнь всякими анкетами, справками, непонятными правилами и выдуманными критериями, а создавать условия для тех, кто знает, хочет и может?

А дальше все пошло не так

Первый состав ОНК по Закону проработал два года. Осенью 2010 года наступила пора для формирования второго состава.

Первое, что мы сделали, так это то, что стали активно продвигать информацию о предстоящей смене и необходимости подбора кандидатов всеми заинтересованными сторонами. Такая работа велась не только среди общественных организаций, но и органов власти и силовых структур. Может, и не надо было это делать, но мы же были демократы и болели душой за свой край. А еще, действительно была серьезная кадровая проблема. Из числящихся пяти с лишним общественных объединений, критериям для направления своих представителей в качестве кандидатов в ОНК обладали единицы. К тому времени ОП РФ существенно ужесточила отбор. Произошли законодательные изменения, срок полномочий ОНК был установлен в три года.

Определенные изменения произошли и в общественном сознании. Кто-то видел свое членство как возможность изменить ситуацию в местах заключения к лучшему, а кто-то как самоутверждение. Были и такие, которые шли в комиссию с конкретной целью не допустить правозащитников в колонию или получить мандат и быть, по их мнению, недосягаемым для правоохранителей. Некоторые из членов пришли с надеждой на материальные блага, как для своей организации, так и для себя лично.

Услышала нас и власть. Среди кандидатов появились представители организаций созданных в разное время самой властью или ею «прикормленных». Как правило, эти организации были мало известными в правозащитных кругах, не публичными, их активность была весьма низкой. Вместе с тем, по всем формальным признакам они вполне подходили под требования, спущенные ОП РФ.

А какова была позиция Уполномоченного по правам человека? Он не стал вмешиваться в процесс подбора кандидатов, не смотря на обращение к нему отдельных членов ОП РФ, о чем написал в своем письме Секретарю ОП РФ Е.П. Велихову. Свое решение мотивировал отсутствием прямой нормы в Законе, а также соблюдением принципов демократии и уважения прав всех кандидатов. Возможно, что это была наша ошибка, а возможно и нет. Закон и дело принципа – важнее!

Мне трудно понять и объяснить логику, которой руководствовались отдельные чиновники из краевой власти, проталкивая в ОНК так называемых «своих». Может ревность, может оставшееся от своих прежних навыков стремление командовать всем, может простой безразличие, может еще что-то. Увы, одно понятно до подлинно, что никто не понимал и не ставил перед собой задачу сотрудничать с ОНК, уж тем более признавать ее независимость.

К сожалению, к этому времени уже тяжело болел Председатель ОНК, который вынужден был отойти от дел. Замещавший его ныне покойный И.Б Петухов старался всячески противостоять, набиравшим силу тенденциям, но, к сожалению, изменить что-то кардинально ему не удалось. Во второй состав он и сам не попал.

ОП РФ утвердила список членов ОНК, который, при ознакомлении с ним, изначально вызывал у нас сомнение в будущей работоспособности комиссии.

Увы, самое худшее в дальнейшем оправдалось. Потихоньку многие стали отходить от дел, от них никто и ничего особо не требовал, их полномочия никто не прекращал. Стали образоваться «фракции» работающих и числящихся. Фактически, свои функции исполняли максимум треть ее членов, которые и сотрудничали с Уполномоченным по правам человека.

Польза от такого взаимодействия была ощутимая. В качестве примера можно привести так называемое «дело профессора Саввы»(4). Именно благодаря отдельным членам ОНК Уполномоченный по правам человека и общественность узнала многие факты нарушения его прав, что позволило им мотивированно реагировать на происходящее.

Постепенно наработанные ранее контакты стали ослабевать, взамен им пришло формальное участие в каких-либо показных проверках, заседаниях или других подобных мероприятиях.
Всякие инициативы некоторых членов ОНК сменить Председателя заканчивались ни чем. За него голосовали те, кто не принимал участия в проверках или вовсе оказывалось, что собрание было не правомочно принимать подобные решения из-за отсутствия кворума.

В дальнейшем некоторые члены ОНК сами отказались от мандатов, а еще часть присоединилась к неработающим.

Принципиально свою активную деятельность в ОНК прекратила Ирина Дубовицкая, руководитель «Краснодарской краевой общественной организации выпускников вузов»(5), пожалуй, одной из самых активных общественных объединений в крае на тот период. Ее вклад был довольно весомый, поскольку она принимала активное участие не только в проверках, но и профессиональной подготовке членов ОНК, документальном оформлении проверок, составлении отчетности, размещении информации о деятельности ОНК на сайте своей организации и многом другом. Фактически, ОНК лишилась одной из главных составляющих – информационной поддержки, а значит и части публичности.

Уполномоченный по правам человека принципиально не вмешивался во внутренние дела ОНК, считая ее самостоятельной и независимой, хотя мы приглашались и периодически присутствовали на заседаниях в качестве наблюдателей.

Третий состав ОНК был сформирован к ноябрю 2013 года. К тому времени в законодательство были внесены очередные изменения, ОНК Краснодарского края получила квоту около 40 человек.

Это стало очередной проблемой в формировании ее состава. В конечном итоге это сказалось на ее работоспособности. Ситуация особо не поменялась, так как принцип формирования оставался прежним. Более того, к пассивным членам, многие из которые дружно перешли в новый состав со старым-новым председателем, добавились другие. Активно и эффективно работающих к концу деятельности ОНК не набиралось уже и одной трети из 36, числящихся по списку.

Можно много говорить и спорить о роли и месте ОНК, индивидуально о каждом ее члене, о руководстве. Кстати, я неоднократно писал и публично выступал с критикой в их адрес, включая и Председателя Эдуарда Идрисова. Я не буду сейчас на этом останавливаться. Приведу лишь один пример, который, на мой взгляд, объясняет многое. Показательным являлся настрой среди членов ОНК, что проявлялось в дискуссиях между ними, ставшими доступными на страницах интернет (6).

Мог ли Председатель в сложившейся ситуации что-то сделать полезное? Думаю, что да. Пример тому Председатель ОНК Ростовской области Леонид Петрашис.

Конечно, не все зависело от руководителя, но не вмешательство в ситуацию, полное попустительство и оправдание бездействия членов ОНК только тем, что они общественники и ничего не обязаны – ошибочно и не допустимо. Ответственность должна быть и ее на себя возлагает каждый, кто претендует на членство в ОНК. Кстати, я сторонник того, чтобы это правило было закреплено законодательно, а конкретные требования внесены в Кодекс этики со всеми вытекающими последствиями. Только так еще можно что-то исправить на будущее.

Станислав Бабин сказал, то, что думал. Он сказал правду, я его поддерживаю. А реакция на его критику, полагаю, есть ни что иное, как попытка оправдать свою бездеятельность определенной части его коллег. Кстати, благодаря ему в интернет появлялись материалы о деятельности ОНК и ее отдельных членов.

Не только он, но и другие выделяли активность Марины Романовой, Ольги Голубятниковой, Игоря Дударчука, Алик Ле, Анны Митренко, Вячеслава Потапова, Елены Малиной, Рашида Хансвярова и некоторых других.

Если уж говорить о порядочности, то можно вспомнить, как себя вел Бабин С.И. по отношению к покойному Петухову И.Б., бывшему члену и руководителю ОНК. Никто его не заставлял быть рядом с тяжело заболевшим Иваном Борисовичем, делать все, чтобы ему помочь, находил врачей в России и за рубежом. К сожалению, операция не помогла, но он не оставлял больного до последних дней его жизни, а потом его и хоронил… Многие ли бывшие и настоящие члены ОНК могли бы заявить хотя бы о своем сочувствии, не говоря уже о помощи?

Очевидно, что не всем нравится Станислав Иванович, что, возможно, явилось причиной тому, что он не попал в новый состав ОНК. Жаль, поскольку комиссия потеряла активного члена, а общественность еще одну возможность получать информацию о ее деятельности.

В формировании третьего состава ОНК Уполномоченный по правам человека в Краснодарском крае участия не принимал. Возможно потому, что в его помощи уже не нуждались. К тому времени ОП РФ уже твердо «держала руль в своих руках» и никому не собиралась его отдавать. Она превратилась в бюрократизированный аппарат и властью делиться не хотела. Очевидно, что по всем «законам чиновничьего жанра» ОНК являются также важным ресурсом значимости отдельных ее членов.

Была и другая причина, можно сказать – человеческая. Козицкий А.Г. проработал весь свой срок и ждал замену.

Пришедший ему на смену Мышак С.В. летом 2013 года, по моим наблюдениям, видимого интереса к формированию ОНК не проявил. Да и времени у него, по сути, воздействовать на процесс уже не было.
Нужно было ему сотрудничество или нет с ОНК, в каких пределах, мне сказать трудно, поскольку я проработал с ним всего лишь год.

Формальные контакты с ОНК поддерживались им и его аппаратом на регулярной основе. Мы периодически общались с некоторыми членами ОНК, принимали участие в совместных поездках в специальные учреждения, мероприятиях и тому подобное. Сам С.В. Мышак больше общался с Председателем, возможно считая его своим «протеже», в бытность его работы в качестве начальника управления в администрации края, курировавшего взаимодействие с общественными объединениями и религиозными организациями, а может по каким-то другим соображениям и причинам.

Последнее время в интернете стали появляться публикации, касающиеся усиления роли Уполномоченного по правам человека в деятельности ОНК. В этой связи некоторые лица ставят вопрос о соблюдении требований Закона о сотрудничестве двух субъектов в части обязательного предоставления информации Уполномоченному по правам человека. Наверное, в этом рациональное зерно есть.

Это отдельная тема и требует отдельного рассмотрения. Хочу лишь отметить, что поскольку мне приходилось организовывать процесс работы с жалобами, материалов о конкретных нарушениях прав осужденных на рассмотрение на тот период уже не поступало. Скорее всего, это было связано с самой деятельностью ОНК. К тому времени в ее рядах остались единицы, кто активно посещал колонии с конкретными правозащитными целями. Думаю, что со стороны Уполномоченного по правам человека препятствий не было бы.
Оставив должность, я и дальше продолжил поддерживать контакты с отдельными членами ОНК, как бывшими, так и действующими. Между нами за долгие годы общения сложились не только рабочие, но и межличностные отношения.

Андрей Эпп или Станислав Подберезный?

Наконец-то мы подошли к четвертому составу ОНК Краснодарского края, которую сформировали в октябре 2016 года, к своим обязанностям она приступила с 1.11.2016 года.
Много уже написано о роли ОП РФ, поэтому я не буду повторяться. ОНК в крае все же создана, а это главное. Мои поздравления всем членам, Председателю и пожелания активной, публичной, профессиональной и творческой работы во имя прав Человека.

Как и везде, в ее составе оказалось меньше человек, чем ожидалось, всего 16, причем в большинстве своем неизвестные широкой общественности. Из числа прошлого состава – всего лишь двое. В комиссию не вошли все, подчеркиваю, все ранее известные своей принципиальностью и активностью члены. Можно прогнозировать с большой долей вероятности, что ОНК будет трудно выполнять свои функции, не имея достаточного опыта и знаний в сфере общественного контроля в местах заключения.

Впрочем, первый «прокол» уже произошел. В интернете и на страницах некоторых СМИ осенью прошлого года бурно обсуждался случай несвоевременного реагирования на заявление близкой родственницы о вопиющем нарушении прав отбывающего наказание (8). Поражает уровень формализма и чиновничий язык, которым был дан ответ заявителю. Похоже, что его готовили в недрах УФСИН или прокуратуры, или списали с их ответов (9).

Чем руководствовались создатели, какие цели они перед собой ставили, почему ОНК оказалась такой, сказать трудно. Весь процесс отбора кандидатов осуществлялся крайне не прозрачно. Причем не только на федеральном уровне, но и краевом. Возникшие в связи с этим кривотолки, имеют под собой вполне резонную причину.

Если говорить о краевом уровне, то можно предположить, что «первую скрипку» в этом играла Общественная палата края. Из отрывочной информации следует, что всего на членство в ОНК претендовали 75 претендентов, отобрали 36 кандидатов. Мне так и не удалось найти более полную информацию на официальных сайтах обеих Общественных палат, кто был выдвиженцами, какие, все же, общественные объединения в этом участвовали, не говоря уже об их резюме.
Похоже, структуры, занимающиеся отбором, носящие имя в своем названии «общественные» в этой самой общественности и их мнении не нуждались. А зря, открытое обсуждение было бы не лишним, оно бы во многом и гарантировало работоспособную ОНК в будущем.

Вряд ли кто-то мог предсказать, что из возможных 40 мест для края будет установлена квота в 19 человек. Удивил подбор персоналий. На этот раз «масть легла» на бывших «людей служивых» и «церковных». Кстати, против них ничего личного не имею. На мой взгляд, определяющим является отношение к делу, а не занимаемая ранее или сейчас должность. Есть, конечно, опасение о том, что таким образом кем-то и зачем-то преследуются определенные цели, что это может проявиться в виде так называемой «профессиональной деформация сознания».

Как юристу, мне бы очень хотелось узнать каким образом, например, в числе общественников оказались, представители религиозных организаций. ОП РФ проигнорировала Закон или его обошли сами кандидаты? Есть и такие публикации, в которых утверждается, что некоторые члены продолжают состоять на государственной службе.

На этот раз «конкурентов» из Ростовской области мы обошли по численности аж на три члена, но проиграли по количеству священнослужителей. Если верить источникам, то у них – четыре, а у нас всего лишь двое. Правда, не знаю, как там, но у нас они принадлежат к разным православным конфессиям, причем один из них теперь уже председатель.

Еще одна интрига с новым составом ОНК Краснодарского края – это выборы Председателя. На первом своем заседании, как и положено, был избран Председатель. Как и ожидалось, им стал Андрей Эпп, которого относят к «силовому блоку». Об этом разместили информацию на официальных сайтах Общественная палата Краснодарского края (10) и Уполномоченный по правам человека в Краснодарском крае (11), которая, кстати, до сих пор в неизменном виде находится на их сайтах.

На официальном же сайте ОП РФ указано, что Председателем ОНК Краснодарского края избран Станислав Александрович Подберезный (12). Это его мирское имя, а в жизни прихожане его знают, как отца Владимира.
Внимательно изучив сайт ОП РФ, я сделал вывод, что искать какие-либо сведения, объясняющие столь разные фамилии председателей, о назначенных членах ОНК, тем более их деятельности, бесполезно. Ее там нет. Может мне не удалось найти нужную информацию, но зато дальше по ссылке оказалась фамилия и контакты предыдущего Председателя нашего ОНК. Вообще-то идет уже пятый месяц, как, по идее, общественная комиссия приступила к своим обязанностям. Можно было бы и обновить сайт.

В неофициальных источниках информации все же нашлось объяснение случившемуся. Оказывается, всему виновен опять Станислав Бабин. Он в слух сказал правду, что на первом заседании при избрании председателем Андрея Эппа «традиционно» отсутствовал кворум.

После «жарких дебатов» второе, которое первое, собрание избрала Председателем ОНК Краснодарского края С.И. Подберезного (отца Владимира).

После выборов и жалобы заключенного, СМИ и другие источники в интернете потеряли ОНК Краснодарского края. Похоже, что интерес пропал и у ОП края и УПЧ в Краснодарском крае. А, может наоборот, ОНК с ними не сотрудничает или информацию не дает?

Мною был осуществлен мониторинг многих источников, но никакой информации о деятельности ОНК Краснодарского края обнаружить не удалось. Даже самый информативный сайт среди всех проекта «Российские НКО – новое поколение» ограничился списочным составом, единственный, и поместил фотографию и контактные данные с часами приема члена ОНК Валерия Мардыко, одного из девятнадцати. Наверное, что было. Кстати, по ссылке на электронный адрес ОНК в социальной сети Facebook найти ничего не удалось.

По данному поводу хотелось бы сказать, что информирование общества обо всем, что касается ОНК – это, отнюдь, не желание некоторых. Те, кто получают деньги из государственного бюджета, имеют отношение к этому – обязаны это делать. Сама общественная комиссия и другие общественные источники должны к этому стремиться. Мне кажется, что было бы правильным сделать это обязанностью.

Я бы не стал отбирать полномочия по формированию ОНК у ОП РФ и ОП в регионах, как предлагают некоторые наблюдатели. Делать это стоит под их началом, но отбор осуществлять по-другому. И работать они должны в течение всего периода своих полномочий, что называется, в связке. Надо это вменить в обязанность законодательно, как обязательное размещение информации о взаимодействии и деятельности ОНК на сайте Общественной палаты. Тогда и выбирать будет проще из числа претендентов на членство в ОНК. А главное — общественность будет знать, что происходит в местах заключения, своевременно реагировать на происходящее, тем самым воздействовать на процессы.

Заключая историю

Начну с того, что такое «крутое пике»? На самом деле, этот термин используется в авиации и обозначает то же, что пикирование: резкое снижение, полёта летательного аппарата вниз с нарастающей скоростью под углом от 30 до 90 градусов к земной поверхности. Особенность в том, что оно может быть управляемым или не управляемым.

Мое ощущение такое, что все то, что происходит с ОНК Краснодарского края, все больше не управляемое пикирование, а может это происходит не только с нами.

Периодически заглядывая на сайты, которые позиционируют себя, как интернет-ресурсы о деятельности ОНК, вижу, что функционирование многих из них свелось к минимуму или вовсе прекратилось. Размещенная там информация во многом давно устарела, в том числе и о действующих составах ОНК, их контактах, способах связи, осуществленных проверках, не говоря уже об аналитике и докладах. А это может означать с большой долей вероятности, что размещать нечего. Нет работы – нет информации!
Такое положение дел не может не тревожить. Надо что-то делать, надо выходить из «крутого пике». Так можно вообще потерять этот институт общественного контроля, за который так долго боролись всем миром.

________________________

1.Система ГАРАНТ: http://base.garant.ru/12160914/#ixzz4a9wseYr5;
2.Интернет-портал «Кавказский узел»: http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/293096;
3.Сайт журнала «Европейский омбудсман»: http://euro-ombudsman.org/ombudsmen_activities/russian_nco/obshestvennaya-nablyudatelynaya-komissiya-smena-idet;
4.http://www.rbc.ru/krasnodar/11/10/2016/57fcb1ac9a794789df58e8e0?from=main;
5.См. материалы на сайте ККОО выпускников вузов: http://www.kkoovrv.ru/index.php?option=com_content&task=category&sectionid=7&id=45&Itemid=99;
6.См., например, на интернет- сайте «Ясно»: http://yasnonews.ru/news/obchestvo/38896_onk_krasnodarskogo_kraya_mezhdu_grazhdanskim_dolgom_i_byurokratiey/?sphrase_id=18775;
7.Александра Соколова. Новая газета/ Не верь, не бойся, не дерзи. Новые члены ОНК Краснодарского края проигнорировали голодовку осужденного: https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/11/26/70685-ne-ver-ne-boysya-ne-derzi;
8.Сайт проекта: «Российские НКО – новое поколение»: http://antipytki.ru/2016/11/30/obrashhenie-v-onk-krasnodarskogo-kraya-v-interesah-bolgova/;
9.Из официального сайта Общественной палаты Краснодарского края по состоянию на 03.03.2017 г.: http://www.op-kk.ru/info/news/sostoyalos-pervoe-sobranie-chlenov-onk-krasnodarskogo-kraya-iv-sozyva/;
10.Из официального сайта УПЧ в Краснодарском крае по состоянию на 03.03.2017 г.: https://kubanombudsman.org/2016/10/31/v-krasnodare-vrucheny-mandaty-novym-chl/;
11.С официального сайта ОП РФ: https://www.oprf.ru/1449/2133/1536/1857/.

Об авторе статьи: Козлов Владимир Николаевич


Последние новости
Валерий Лукин подверг резкой критике органы власти за то, что они не проявляют необходимую заботу о жителях Крайного Севера.
Уполномоченным по правам ребенка в Санкт-Петербурге направила обращения в Прокуратуру и Роспотребнадзор по поводу резонансного случая в торгово-развлекательном центре, где группу подростков, среди которых был инвалид-колясочник, попросили покинуть кафе при кинотеатре.
С целью сбора информации Защитник прав человека Армении Арман Татоян посетил приграничные общины Тавушской области республики
Уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова пожелала детям-сиротам счастья и тепла
Одним из приоритетов деятельности Уполномоченного по правам человека в Архангельской области остаётся защита прав людей пожилого возраста
Межрегиональный форум «Арктика – особый уровень прав человека», который состоится 9 ноября, посвящен 20-летию создания института уполномоченного по правам человека в Архангельской области
Сегодня, 30 октября, в России отмечается День памяти жертв политических репрессий.
При содействии бизнес-омбудсмена в Чите снижена ставка по налогу на имущество с 2% до 0,5%
В законодательном собрании Санкт-Петербурга состоялись парламентские слушания по поводу ограничения прав граждан собрания
Генеральный Секретарь Совета Европы Турбьорн Ягланд шокирован насильственным нападением на Татьяну Фельгенгауэр, заместителя редактора радиостанции... Read More »