журнал о правах человека и деятельности национальных учреждений по их защите
Деятельность омбудсманов
Справочная информация
Исследования
Правозащитный дайджест


Ссылки на сайты Уполномоченных
Псковский омбудсмен-психолог оказался не у дел, пока полиция брала штурмом детей

Наталия Соколова.

Наталия Соколова.

Уже несколько дней в СМИ обсуждается гибель двух детей в Псковской области. Трагедия случилась 14 ноября. В одном из частных домов поселка Струги Красные забаррикадировались два пятнадцатилетних школьника (Денис и Катя), ранее сбежавших, якобы, от родителей. После полицейской операции по разблокированию дома, дети были найдены окровавленные и без признаков жизни.

По официальной версии, дети покончили собой. До полицейской операции, сотрудники полиции, по их словам, в течении какого-то времени пытались уговорить детей разблокировать двери в доме и выйти на улицу, но переговоры не дали результата. Мало того, дети, по словам полицейских, открыли по ним огонь. (В сети даже есть видеокадры как дети обсуждают свои действия между собой и с друзьями по средствам связи). Тогда полицейские, опять же по их словам, с помощью шумовых гранатов проникли в дом, но детей обнаружили мертвыми. Рядом с ними лежали какие-то вещи и охотничье ружье.

В течении двух дней наша редакция попыталась связаться с Уполномоченным по правам ребенка в Псковской области Наталией Соколовой, которая с апреля 2015 года занимает эту должность. Телефонный номер 8 811 2 724 202, указанный на ее страничке на сайте Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка, не отвечает.

Нам хотелось узнать, была ли в курсе детский омбудсмен Псковской области Наталия Соколова в тот день о том, что двое ее подопечных детей заблокированы в одном из жилых домов в поселке Струги Красные Псковской области и полиция планирует брать их штурмом. Из СМИ узнали, что детский омбудсмен склонна винить в трагедии доступность социальных сетей. Она, по сути дела повторяет точку зрения некоторых политиков, считающих, что школьники находятся под влиянием компьютерных игр.

Между тем, на сайте Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка появилось сообщение о том, что омбудсмен Анна Кузнецова обратилась к Прокурору Псковской области в связи с трагедией в поселке Струги Красные с просьбой дать правовую оценку работе органов системы профилактики правонарушений, а также установить обстоятельства, способствовавшие данному трагическому происшествию. В обращении омбудсмена говорится о том, что необходимо проверить, принимали ли в переговорах участие психологи или психиатры, которые должны присутствовать в такого рода ситуациях.

Про техническую часть проведения полицейской операции Анна Кузнецова ничего не запрашивает. По всей вероятности, она считает, что этим должны заниматься профессионалы. Что же касается детского омбудсмена Псковской области Наталии Соколовой, то согласно тексту с ее биографией, опубликованной на той же информационной площадке омбудсмена, в 1997 году она окончила исторический факультет Псковского государственного педагогического института по специальности учитель истории и социально-политических дисциплин. В 1998 году получила диплом «практического психолога». Правда, не совсем понятно, что такое «получила диплом „практического психолога“» спустя год после окончания вуза.

То есть, если МВД поставило ее в известность о разворачивающейся драме с детьми, она могла бы спокойно вести переговоры как практический психолог и, возможно, спасти их от нелепой гибели.

Как указано на сайте детского омбудсмена при Президенте РФ, ситуация в Псковской области развивалась в течение 5 часов. Подростки выкладывали информацию о происходящем в социальные сети (Вконтакте, Instagram) и несколько раз устраивали on-line трансляцию в Periscope. К сожалению, не указан источник информации, которым пользовался омбудсмен. Поэтому из вышеуказанных слов можно сделать вывод, что за всем этим следили работники офиса детского омбудсмена. Так это или нет, мы не знаем.

Теперь Анна Кузнецова ставит вопрос прямо: «Мы хотим получить ответ на вопрос о нескоординированности действий в регионе, почему к переговорам не привлекались психологи и детские специалисты? Почему с подростками не общались по всем доступным каналам коммуникации?».

По ее словам, «Псковская трагедия показала, что сегодня необходимо четко проработать механизм реагирования в подобных случаях. Если речь идет о ЧП с участием детей (особенно при попытках совершить самоубийство), необходимо привлекать детских психологов, уметь вести переговоры, в том числе посредством социальных сетей, использовать все возможности для спасения детской жизни».

Нам бы хотелось, чтобы Анна Кузнецова поставила еще один вопрос: «если возникает экстренная ситуация с детьми, то о всех мероприятиях, проводимых органами власти, включая правоохранительных органов, затрагивающих права и свободы детей, Уполномоченный по правам ребенка должен быть обязательно извещен».

Пока общество находится в неведении о последних действиях сотрудников полиции в Псковской области во время спецоперации по освобождению детей. Поэтому остается лишь строить догадки о том, на чьей совести гибель юных псковичан.

Предположения относительно причин гибели псковских подростков выдвигаются самые разные — от пагубного воздействия компьютерных игр и соцсетей вплоть до влияния некой секты. В Интернете даже поползли слухи, будто подростки не покончили с собой, а были застрелены полицейскими. По всей видимости, эта версия появилась после официального сообщения Следственного комитета, в котором говорится, что спецназовцы пошли на штурм со светошумовыми гранатами, а когда ворвались в дом, обнаружили погибших школьников.

На этом фоне полиция, разумеется, будет пытаться переложить ответственность за эту чудовищную трагедию на других. В первую очередь – на нерадивых родителей, которые окажутся виноватыми в вечном споре «отцов и детей».

Вот и омбудсмен Анна Кузнецова заговорила о внесении изменений в статью 110 Уголовного кодекса «Доведение до самоубийства», распространив ее действие на современные виртуальные способы склонения несовершеннолетних к самоубийству с использованием интернета и мобильной связи. «Необходимо проработать совместный приказ Минздрава, Минобрнауки, Минкомсвязи, Роскомнадзора и Роспотребнадзора, регламентирующий взаимодействие в сфере предупреждения самоубийств среди детей и подростков, развития и внедрения психокоррекционных, психопрофилактических, иных превентивных направлений помощи несовершеннолетним, склонным к суицидальному поведению», — говорится в сообщении пресс-службы детского омбудсмена при Президенте РФ.

Профилактика, конечно важна для исключения в будущем некоторых причин, которые приводят к гибели детей. Но учитывая, что аналогичная трагедия может иметь место в любую минуту и на любой территории, первым делом нужно давать правовую оценку конкретному случаю с учетом всех экспертиз. Общество должно знать правду и только правду, как бы она не была горька.




Последние новости
На заседании Рязанской областной думы выбрали уполномоченного по правам ребенка в регионе
На IV заседании Евразийского альянса омбудсменов (ЕАО) объявлен о расширении его состава
17 ноября состоялась IV Международная конференция «Защита прав человека на евразийском пространстве: обмен лучшими практиками омбудсменов».
Арман Татоян оперативно отреагировал на ночную запись премьер-министра Армении
Омбудсмен выступил с заявлением по поводу демонстрации видеороликов с нецензурными выражениями и угрозой насилия в центре Еревана.
Федеральный омбудсмен о подписании соглашения о прекращении всех военных действий в зоне нагорнокарабахского конфликта.
Омбудсмен Армении Арман Татоян через свою страницу в Фейсбуке обратился к своим соотечественникам в связи с беспорядками сегодня ночью в Ереване.
Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова надеется, что новый президент США обратит внимание на прав россиян, находящихся в американских тюрьмах. Об этом она написала в соцальных сетях.
The Human Rights Defenders of Armenia and of Artsakh (Nagorno-Karabakh) published an ad hoc report
Об использовании азербайджанскими вооруженными силами в Арцахе зажигательное оружие массового поражения.