журнал о правах человека и деятельности национальных учреждений по их защите
Деятельность омбудсманов
Справочная информация
Исследования
Правозащитный дайджест


Ссылки на сайты Уполномоченных
Семен Шефер: «Неужели главный враг ребенка – семья?»

Семен Шефер

В своей статье Уполномоченный по правам человека в Республике Алтай Семен Шефер размышляет о проблеме размывания традиционных устоев российского народа под воздействием современных западных культур. В данном случае речь идет о семье, которая воспринималась всегда главной ячейкой общества. И надо отметить, так было не только в России, но и в других странах. Известный английский философ Ф. Бэкон, например, писал: «патриотизм – это любовь к Родине, а любовь к Родине начинается с семьи». А может ли ребенок, который вырос вне семьи, любить свою родину — близких, родных, страну, где родился и вырос? Непростой вопрос.

***

У большинства здравомыслящих людей одна лишь мысль о том, что семья является врагом для ребенка, вызовет бурное негодование или, в крайнем случае, недоумение, наверное. Однако некоторые представители политической и общественной элиты современной России, видимо, свято верят и активно продвигают идею о том, что семья – враг ребенка. Иначе чем объяснить лоббируемые ими в последние годы законопроекты, на первый взгляд, якобы в защиту детей, а на самом деле, направленные на отчуждение ребенка от семьи.

Таких законопроектов несколько, все они вроде о разном, но в целом, как фрагменты мозаики, складываются в определенную картину. И картина эта, к сожалению, для нашей страны, с ее ориентацией на традиционные ценности, в числе которых семья, безрадостна.

И вот почему. Некоторые так называемые борцы за права детей и свободы человека изо всех сил стараются избавиться от такого первородного и неотчуждаемого права, как родительство.

И что же предлагается взамен?

Право опеки (по сути, общения с ребенком) и право доступа (определения местожительства ребенка).

Так, один из таких законопроектов предусматривает беспрепятственный вход представителей социальных служб в любую семью, для того чтобы определить, по размытым критериям, право родителей воспитывать собственных детей. Если, например, по мнению соцработников, семья находится «в трудной жизненной ситуации», это будет означать, что взрослые неспособны справиться с жизнью самостоятельно, а следовательно, и неспособны заботиться и растить своих детей.

Инициаторы данного законопроекта предлагают в этом случае либо немедленно изымать ребенка из семьи, либо составлять договор социального патроната, по которому несовершеннолетний остается в семье, но права родителей на ребенка ограничиваются. Появляется разграничение прав на него между родителями и социальной службой. Родители получают обязанности – кормить, одевать, лечить, учить и т.д., а социальные службы – права контроля за исполнением родителями своих прав (предписывать, как именно это нужно делать, и проверять исполнение).

Согласно законопроекту такой договор заключается на определенный срок (до двух лет), по истечении которого проверяется исполнение предписаний соцслужб, и если они не выполнены, ребенок прямиком направляется в казенный дом.

В рядах других защитников детства этот закон получил название «О безопасном отобрании ребенка из семьи». Но, согласитесь, придраться можно к любой «ячейке общества», каковой принято считать семью. Особенно если она финансово неблагополучна (а таких в нашей стране, согласно статистике, большинство). Вот тебе «готовая трудная жизненная ситуация».

А другой законопроект готовит почву для дальнейшей передачи детей новым родителям. Он открывает доступ для неких некоммерческих организаций (НКО) доступ к оставшимся без попечения ребятишкам: дает им право беспрепятственно входить в детские дома, получать доступ к персональным данным и медицинской документации «детей и иных лиц», право на семейное обустройство этих детей по собственному усмотрению и т.д. Получается, что заинтересованные (а вернее сказать, определенным образом мотивированные) НКО безболезненно начнут вывозить наших детей за границу.

Вкупе с той легкостью, с которой ребенок может быть изъят из своей родной семьи, тотальной коррумпированностью в стране, эта ситуация может привести к тому, что наши здоровые, красивые, подающие надежды детки отправятся «на экспорт».

Но даже усыновление или опека «ничейных» детей россиянами в определенных ситуация, может таить в себе опасность, прежде всего, для психического здоровья несовершеннолетних. С этой точки зрение, может возникнуть много проблем в случае принятия федерального закона «О государственных гарантиях равноправия женщин и мужчин». В нем, в частности, предлагается отменить понятие «биологический пол», заменив его на «гендер» (то есть социальный пол, который может не совпадать с физиологией человека), и ввести понятие «лица с семейными отношениями», которые смогут усыновлять и воспитывать детей. Всем понятно, кто такие эти «лица», и для большинства россиян однополые отношения не являются нормой, что заложено уже в определении «НЕтрадиционная сексуальная ориентация».

Естественно, попав в общество данных лиц, ребенок воспримет такую модель поведения как единственно возможную и реализует ее в своей уже взрослой жизни.

Дальше – больше: родители, придерживающиеся традиционных ценностей и ограждающие своих детей от влияния не придерживающихся, могут быть обвинены в нарушении прав ребенка на свободу его выбора. А это прямой путь к лишению родительских прав…

Апофеозом такой «защиты детей» должен стать национальный план в интересах детей на ближайшие пять лет. Главная его цель – «соблюдение прав и законных интересов ребенка в семье», то есть в основе плана лежит идея о том, что самые коварные и страшные враги ребятишек, нарушители их прав – это родители. Поэтому предполагается введение правового просвещения детей, начиная с детского сада. В одной из программ правового воспитания детей, например, вспоминается история, случившаяся в одной скандинавской стране. «Просвещенная» девочка пожаловалась социальной службе на то, что мать заставила ее вымыть руки перед едой и отобрала конфеты – чтобы аппетит не перебивала. Девочку моментально увезли в приют, в отношении матери начали процедуру по лишению родительских прав. Хотя уже через несколько часов девчушка рвалась домой, к маме, но поздно: механизм был запущен.

В России, где часто приходится вспоминать пословицу «Заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибет», абсурдные ситуации наверняка будут сплошь и рядом). Планируется, например, появление «здравоохранения, дружественного детям»: центры репродуктивного здоровья для подростков, детские абортарии, половое просвещение; и если раньше в школьных программах стоял такой предмет, как этика и психология семейной жизни, нацеливающий старшеклассников на серьезные отношения, причем морально-нравственный аспект ставился в них во главу угла, то сейчас законотворцы предлагают делать упор на физические отношения мужчин и женщин, «отношения без последствий», которые чреваты болезнями и нежелательными беременностями. В отдаленной перспективе подобная «легкость» может обернуться повальными разводами, которые, как известно, травмируют психику ребенка, и во много раз больше, чем, скажем, запрет на знакомство с гей-культурой.

Национальный план, кроме всего прочего, должен ввести запрет на трудовое воспитание и вообще любой труд для ребенка.

Представьте, попросили вы свою десятилетнюю дочь вымыть пол в квартире – все, нарушили права ребенка, будете наказаны. То, что испокон веков считалось естественным и необходимым компонентом воспитания, вдруг превратилось во что-то противозаконное. Но ведь если ребенок растет белоручкой, во взрослой жизни он вряд ли сможет наладить свой быт – он не умеет, не привык делать это сам, да и в работе трудно ожидать от него каких-то свершений или хороших результатов. К слову, а почему бы не отнести к детскому труду обучение в школе? Колоссальные умственные и умеренные физические нагрузки предусматривают современные учебные программы!

Таким образом, разрушаются вековые устои, вне закона становятся духовные основы воспитания детей, которые базируются на авторитете родителей, уважении к старшим родственникам, взаимопомощи. Ребенок может быть по-настоящему счастлив (за что бьются инициаторы законопроектов) только в семье, и, наверное, вместо того чтобы взять его в плотное кольцо защиты, стоило бы это кольцо расширить и охватить всю семью? Чтобы не ребенок для семьи, а семья для ребенка? Конечно, это значительно сложнее и затратнее – укрепить, поднять упавший в последнее время статус семьи, легче окончательно его разрушить.

Конечно, мы не говорим сейчас про откровенно асоциальные семьи, в которых родители вечно пребывают в неадекватном состоянии (алкоголики, наркоманы, психически больные и т.п.), хотя часть этих семей можно спасти, а других предостеречь от падения, если бы в нашей стране вместо топорного внедрения чуждых нам ювенальных норм законодатели озаботились реальной поддержкой института семьи. Но, видимо, кому-то первый вариант выгоднее…


Последние новости
Президент России Владимир Путин внес в Государственную Думу законопроект «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации»
Из Беларуси продолжают поступать сообщения о репрессиях
Биография Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Чувашской Республике
На мероприятии по вопросам свободы прессы и свободы выражения мнений в Женеве Верховный комиссар по правам человека Мишель Бачелет выступила с заявлением о нарушениях прав журналистов
Российские власти обязаны провести полноценное расследование и установить, кто несет ответственность за отравление оппозиционера Алексея Навльного.
В Санкт-Петербурге проходят траурные мероприятия.
При этом нарушением прав она назвала огласку юристами и родителями ситуации 14-летней девочки.
Константин Домогатский решением Орловского областного Совета народных депутатов назначен на должность Уполномоченного по правам ребёнка... Read More »
Джамбулат Оздоев после десяти лет работы в качестве государственого правозащитника, занял пост исполняющего обязанности руководителя администрации главы региона